Massage86.ru

Медицинский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какие операции детям на сердце до сих пор не проводят в России и как это изменить? Интервью с ением врожденных пороков сердца и детской кардиологии ОКБ № 1 Кириллом Горбатиковым

Какие операции детям на сердце до сих пор не проводят в России и как это изменить? Интервью с зав.отделением врожденных пороков сердца и детской кардиологии ОКБ № 1 Кириллом Горбатиковым.

Главный детский кардиохируг Тюменской области Кирилл Горбатиков проводит 120–150 операций в год. Вес его пациентов нередко исчисляется граммами, а их сердца по размеру сравнимы с куриным яйцом. Маленькие пациенты со сложными врожденными пороками попадают на операционный стол в первые часы своей жизни. Еще несколько десятков лет назад такие дети считались неоперабельными и безнадежными. Сейчас — по-другому. Почему, несмотря на это, некоторые родители рвутся в зарубежные клиники и причем тут бизнес? Какие операции действительно до сих пор не проводят в России и как это изменить? На эти вопросы ответил редакции “72.ру” заведующий отделением врожденных пороков сердца и детской кардиологии ОКБ № 1 Кирилл Горбатиков.

— Кирилл Викторович, из-за чего развиваются пороки сердца?

— На самом деле твердого и однозначного мнения на этот счет нет. До недавнего времени считалось, что причина — в вирусных инфекциях, которые женщина переносит на 3–5-й неделе беременности. Большие исследования в этой области провели французы. Тотальная вакцинация беременных женщин, которую они применяли, возымела положительный эффект. Стали рождаться дети с гораздо меньшим количеством воспалительных изменений сердечной мышцы, но число пороков сердца не снизилось. Глобальные исследования провели и американцы. Ими были взяты одни из самых благополучных мест на планете и не очень пригодные для жизни — такие, как Зимбабве, где люди живут в картонных коробках и зачастую инфицированы ВИЧ. В итоге количество детей, рожденных на свет с врожденным пороком сердца, было константно одинаково — 8,15 на 1000 рожденных живыми везде. Теперь считается, что пороки сердца — это спонтанные мутации человечества, которые существовали всегда. Количество их стабильно — оно не уменьшается и не растет. Раньше считалось, что пороков сердца меньше, потому что не было диагностики и дети умирали в раннем возрасте, либо сразу после рождения. В отчетах тогда писали «умер» без указания причин. Когда большой прогресс получила неонатология (наука о новорожденных детях. — Прим. ред.), уровень диагностики пороков сердца поднялся до 100%. Наблюдения проводятся внутриутробные и сразу после рождения. Во многом именно это позволяет нашим пациентам дожить до хирургии. Дело в том, что при некоторых пороках сердца продолжительность жизни ребенка после рождения исчисляется часами, если ничего не сделать.

— Когда выявляются пороки сердца?

— Тяжелые пороки сердца — такие, как отсутствие левого желудочка, видно уже на 14-й неделе беременности. Более тонкие пороки — на 18–20-й неделе. Во время УЗИ на 20-й неделе беременности уже видно всё.

— Многие родители не хотят оперировать детей в России — это стереотип или оправданный выбор?

— На самом деле есть случаи, когда действительно нужно ехать за рубеж. В России не делают пересадку сердца маленьким детям. При этом есть пациенты, которым необходима такая операция. Это порок развития самой сердечной мышцы, когда ее нет, либо это следствие операций, когда вместо двух желудочков сердца у ребенка остается один. В таких случаях делаются поэтапные операции, ребенок живет, но плохо, и чтобы он выжил, требуется пересадка сердца. Не делают в России и пересадку комплекса «сердце-легкие». Несомненным лидером в проведении таких операций является Израиль.

Мы не делаем такие операции не потому, что не умеем или не хотим — у нас просто нет законодательной базы для этого. Ведь для пересадки сердца ребенку нужно взять сердце у другого ребенка, и тут возникает огромное количество проблем. Слава богу, в России за последние десять лет наладились пересадки почки и сердца взрослым пациентам. Были громкие скандалы, аресты в операционных и задержания врачей. Многие хорошие специалисты тогда говорили, что свобода дороже, и не хотели заниматься операциями по пересадке органов. Но теперь законодательная база появилась, ситуация устаканилась, но только у взрослых.

Для проведения операции по пересадке сердца у детей законодательной базы нет. Если я умирающему ребенку пересажу сердце другого, уже погибшего малыша, то надолго отправлюсь в тюрьму. В России не пересаживают детские сердца. Остальные операции делают в нашей стране, и поездки за границу — это желание родителей: «Вот мы хотим там». Мало кто знает, что некоторые зарубежные клиники платят родителям отступные. Благотворительные фонды собирают деньги для лечения детей, переводят на счет клиник, а те в свою очередь из этой суммы оказывают родителям определенную финансовую помощь — так называемые отступные. С точки зрения помощи пациенту там ничего особенного нет — это просто бизнес. Знаю, что такие клиники работают в Германии. Родители едут туда прооперировать своего ребенка и немножко заработать. Что есть, то есть.

— Как вы думаете, когда в России могут разрешить пересадку сердца детям?

— Этот вопрос обсуждается уже лет десять, но пока — воз и ныне там. В России возможна лишь пересадка сердца подростку, когда пациенту 15–17 лет.

— Есть ли случаи, за которые вы сами не беретесь и отправляете к другим специалистам?

— Нет, мы оперируем весь спектр пороков, которые существует. Между центрами детской кардиохирургии в России существует негласное джентльменское соглашение: если ребенку нужно несколько операций на сердце, то они проводятся в одном учреждении. Нередко родители хотят, чтобы операцию провел определенный хирург. Например в Новосибирске оперирует Юрий Горбатых — мировой величины детский кардиохирург. Если родители говорят: «Мы хотим к нему», им никто не препятствует. Оформляется квота, и люди едут. Другой вариант — миграция. Если первую операцию сделали в Тюмени, то вторую посоветуют провести там же, ведь врачи уже знают пациента и его особенности.

— Как часто вы сталкиваетесь со случаями, когда ребенка нужно оперировать в первые часы его жизни?

— Из восьми детей, рожденных с пороком сердца, примерно пяти требуется операция в первые дни или даже часы после рождения. В противном случае дети умирают. Дело в том, что когда ребенок рождается, у него изменяется кровообращение — он начинает дышать сам. Зачастую в утробе матери малыш с пороком сердца чувствует себя неплохо, но когда он начинает жить самостоятельно, порок сердца выходит на первое место. Он не позволяет крови обогащаться кислородом, поэтому нужно принимать быстрые решения и, слава богу, теперь эти операции — не подвиг, а работа в потоке.

Все женщины, которым во время беременности сообщают о пороке сердца у ребенка, рожают в одном месте — в перинатальном центре в Тюмени. Между их специалистами и нами налажена круглосуточная связь и обеспечено круглосуточное дежурство. Когда рождается ребенок с пороком, то ему сразу ставят поддерживающий препарат и быстро доставляют к нам, а мы уже занимаемся и, при необходимости, оперируем. 80–90% всех пороков должны быть скорректированы в первый год жизни. 10–15% — это пороки, которые сразу не нужно хватать. Либо они пройдут сами, либо операция потребуется позже. Тогда ребенку проведут операцию без разреза и тяжелого наркоза — эндоваскулярно. Схема такая: ребенок поступает в больницу, на следующий день ему проводят операцию и через сутки отправляют домой. Все.

Читать еще:  Возможен ли одновременный прием?

— Какие самые тяжелые пороки сердца?

— Это гипоплазия левых отделов сердца — когда у ребенка нет левого желудочка, нет восходящей аорты, работает только правый отдел. При таких пороках операции делаются только паллиативные, чтобы ребенок выжил, но здоровым он не будет никогда. У таких пациентов нет половины сердца, функции левого желудочка берет на себя правый. Таким детям в жизни предстоит как минимум три операции. Подобные пороки — это цепь паллиативных операций. Все эти дети — глубокие инвалиды. Кто-то умирает в семь лет, кто-то — в пять, кто-то — в два года, а кто-то — в возрасте трех месяцев. Несчастные родители. Выписываешь ребенка после операции, родители говорят: «Огромное вам спасибо», а ты отвечаешь: «Не за что», потому что неизвестно, что лучше в таких случаях — гибель малыша или спасение.

— Большинство ваших пациентов лет 10–20 назад считались безнадежными?

— Скачок произошел в начале 2000-х, когда появились технологии. Сама хирургия не поменялась — руки остались те же. Нельзя сказать, что до этого было все плохо, а сейчас мы придумали, как проводить операции, и теперь все будут здоровы. Нет, таких революций в медицине не произошло. Но появилась медицинская аппаратура, которая позволила оперировать детей безопасно и выхаживать совсем маленьких пациентов. Раньше родителям таких малышей действительно говорили: «Извините, но мы ничего не можем сделать». Именно технологии позволили хирургам браться за пациентов, которые раньше считались неоперабельными. К примеру, сейчас вес самого маленького ребенка, который находится в нашей реанимации, составляет 1700 граммов, а самого большого — 2900.

— Как быстро ваши пациенты восстанавливаются после операций, и от чего это зависит?

— Маленькие пациенты восстанавливаются дольше. В остром постоперационном периоде чем меньше вес ребенка и его возраст и чем больше у него сопутствующих заболеваний — тем дольше он восстанавливается и находится в реанимации.

— Многое ли зависит от последующего ухода за прооперированными малышами?

— Я бы сделал вот такую разбивку — правильная и вовремя сделанная безопасная операция — это 20% успеха. Прибавим сюда еще 20%, которые составляет адекватная защита операции — это наркоз, искусственное кровообращение. Оставшиеся 60% — это постоперационное ведение в реанимации. Дело в том, что операция на сердце с искусственным кровообращением — это космический корабль. Во время ее проведения ребенок не дышит, и его сердце не работает — все это делает оборудование. После хирургического вмешательства нужно, чтобы сердце заработало с адекватным давлением и ребенок начал нормально дышать. Все это делается поэтапно. Если бы дети болели только врожденными пороками сердца, это была бы мечта детских кардиохирургов. К сожалению, такое бывает лишь в 5–10% случаев. У 90% детей с врожденными пороками сердца есть проблемы с другими органами. Наши пациенты часто являются недоношенными, у них маленький вес и недоразвитые почки, кишечник и легкие. Сердце мы починим, а все остальное нужно выходить и адаптировать к новым условиям. Это все равно, что сделать двигатель, а всю ходовую не трогать в надежде, что и так поедет. Не поедет или поедет, но ненадолго.

— Как вы переживаете случаи, когда не удается спасти маленького пациента?

— Мы все живые люди и родители. Я всегда стараюсь максимальное количество времени потратить на беседы с родителями, потому что они зачастую находятся в неведении и страхе от прочитанного в интернете. По российскому законодательству сейчас мы можем пускать родителей в реанимацию — это хорошо. Раньше это было запрещено. Мы очень жалеем и всегда очень сопереживаем родителям.

— Родители часто обвиняют детских кардиохирургов в том, что они не смогли спасти их ребенка?

— Когда маленький ребенок умирает от тяжелого рака, все всё понимают, и общественное сознание не будоражится. Никто не говорит, что врачи — убийцы, никто не обращается в прокуратуру и в Следственный комитет. При этом почему-то считается, что если у ребенка тяжелый порок сердца и он не выжил, то это какой-то форс-мажор. Обязательно нужно всех наказать, лишить дипломов и желательно выгнать за пределы страны.

Если мы посмотрим на благополучный и хваленый запад, то увидим, что и там у каждого вида порока сердца есть свой процент летальности. Клиники бьются за десятые доли процента, хитрят и лукавят, но этот процент есть у всех и везде. Бывают сочетания порока сердца с другими тяжелыми проблемами, которые практически всегда оказываются летальными. Когда у ребенка порок сердца и первичная легочная гипертензия (заболевание сосудов легких. — Прим. ред.), к успеху может привести только пересадка сердца и легких, но и при этих операциях может наступить смерть пациента.

Если кто-то из врачей говорит, что с такими пороками вообще не умирают, — это лукавство. Неправильной хирургии, когда что-то не то или не туда пришили, в последние лет 10–15 уже нет, но проблема сочетанной патологии есть во всем мире.

— Есть ли очередь на операции, которые проводят в вашем отделении?

— Очередей на операции у нас нет. Иногда мы ждем необходимые расходники для проведения эндоваскулярных вмешательств (имплантируемые материалы — искусственные артерии, клапаны. — Прим. ред.). Они изготавливаются индивидуально под каждого пациента. Но здесь нужно понимать, что пациенты, которым мы проводим эндоваскулярные операции, могут ждать. Новорожденных мы берем сразу и не требуем, чтобы они к нам приезжали уже полностью обследованные. Все необходимые анализы берем на месте.

В 2016 году Кирилл Горбатиков первым в России провел «взрослую» операцию на детском сердце, а в 2018-м спас жизнь трёхмесячной девочки, у которой обнаружили врожденную опухоль сердца. В конце прошлого года заведующему кардиохирургическим отделением ОКБ № 1 присвоили звание заслуженного врача.

Нужно ли проводить операцию при аритмии сердца

Аритмия является опасным состоянием, которое заключается в нарушении последовательности и регулярности сердечных сокращений. В некоторых случаях она приводит к развитию осложнений и смерти пациента. Лечение аритмии выполняется под строгим контролем врача и в ряде ситуаций требует проведения операции.

Одной из востребованных сегодня методик устранения нарушений ритма является радиочастотная абляция. Она доказала свою эффективность при патологиях различных типов и заключается в использовании электрического тока. С его помощью прижигают участок сердца, нарушающий сокращения. При этом формируется участок миокарда, импульсы через который не проходят, соседние ткани остаются неповрежденными. Проводится вмешательство в специальной операционной под местным наркозом.

Требуется ли такая операция конкретному пациенту, решает кардиолог, который при необходимости обсуждает ситуацию с другими узкими специалистами и обязательно изучает результаты предварительно проведенной диагностики, а также анамнез больного.

Причины развития патологии

По основному механизму развития аритмии можно разделить на:

  • Вызванные органическими поражениями. Патология может возникать при ишемической болезни, пороках развития, кардиосклерозе, ранениях и иных травматических повреждениях, миокардитах, инфарктах и др.
  • Спровоцированные функциональными нарушениями. К ним относят нейрогенные воздействия: стрессы, физические и эмоциональные перегрузки, неврозы, прием психостимуляторов, неправильное питание; нарушения обмена электролитов (натрия, калия, кальция и магния); ятрогенные вмешательства (прием бета-блокаторов, гликозидов, диуретиков и др.); гормональные воздействия (прием кортизола, избыток адреналина и др.)
Читать еще:  Можно ли заменить препарат Ко-перинева на другой препарат?

При органических аритмиях в сердечной мышце образуются определенные дефекты, которые не позволяют ей нормально проводить импульсы. При функциональных – нарушается поступление таких импульсов к сердцу.

Разновидности нарушений

При такой аритмии частота сердечных сокращений (ЧСС) составляет более 90 ударов в минуту. Различают физиологическое и патологическое состояния.

Физиологическая тахикардия характеризуется увеличением ЧСС без патологий. Она может быть спровоцирована эмоциональной или физической нагрузкой. Тахикардия возникает на фоне глубокого вдоха, высокой температуры тела, недостатка кислорода, гнева, страха и др. Частота сердечных сокращений может увеличиваться и при приеме некоторых лекарственных препаратов.

Патологическая тахикардия возникает на фоне нарушений в работе сердечно-сосудистой или иных систем организма. К ее симптомам, кроме учащенного сердцебиения, относят головокружения и обмороки, беспокойство, пульсацию шейной артерии. В некоторых случаях пациенты испытывают страх смерти, другие сильные эмоции. Такая патология может стать причиной инфаркта миокарда, острой сердечной недостаточности и внезапной остановки сердца.

Брадикардия

Этот вид аритмии характеризуется ЧСС менее 60 ударов в минуту. Он, как и тахикардия, может быть нормальным явлением и встречается у спортсменов и просто тренированных людей, которые привыкли к регулярным интенсивным физическим нагрузкам. При развитии патологии пациенты жалуются на полуобморочные состояния, слабость, появление холодного пота, боли в сердце, нестабильность артериального давления, головокружения и потерю сознания. Ярко выраженная брадикардия может стать причиной сердечной недостаточности. Обычно при таком заболевании пациентам устанавливают электрокардиостимулятор.

Экстрасистолия

Данный вид аритмии характеризуется внеочередными сердечными сокращениями, которые могут начинаться из желудочков или предсердий. Эта разновидность патологии является одной из часто встречающихся. Обычно она возникает у пациентов старше 50 лет и имеет такие симптомы, как ощущение замирания сердца, нехватка воздуха, сильные толчки, тревожность. Поводами для беспокойства должны стать часто повторяющиеся приступы, которые приводят к нарушениям кровотока.

Мерцательная аритмия

Этот вид патологии также широко распространен. Для нее характерно ощущение трепетания, неритмичного сокращения сердца. Пациенты жалуются на учащение ритма сердца до 180 и даже более ударов в минуту, болевой синдром, одышку и быструю утомляемость, головокружение и ощущение нехватки воздуха. Мерцательная аритмия возникает на фоне как врожденных пороков, так и ишемической болезни, сердечной недостаточности, повышенного артериального давления, измененной функции щитовидной железы. Также спровоцировать патологию могут острая интоксикация организма, прием некоторых лекарственных препаратов, алкоголизм, переутомление и сильный стресс.

Блокады сердца

Данный вид аритмии характеризуется замедлением или прекращением прохождения импульсов по структурам сердца. Он возникает на фоне миокардита, стенокардии, кардиосклероза, гипертрофии отделов органа, инфаркта, врожденных пороков, атеросклероза, нарушенной функции щитовидной железы, климакса. Блокады могут быть транзиторными (преходящими) или интермиттирующими (неоднократно возникающими и исчезающими), постоянными и прогрессирующими. К основным их симптомам относят обмороки, судороги и периодическое исчезновение пульса. При некоторых видах патологий пациент может умереть.

Когда назначается операция по устранению аритмии?

Вмешательства являются жизненно необходимыми в случаях:

  • Мерцательной аритмии
  • Тахикардии желудочкового типа
  • Других нарушений ритма, при которых нецелесообразна медикаментозная терапия

Также абляция назначается при расстройстве проводящей системы миокарда, увеличении сердца в размерах и недостаточности его деятельности.

Важно! Операция для лечения аритмии сердца (мерцательной и других форм) назначается исключительно врачом и только после проведения необходимого обследования. Это позволяет сделать процедуру не только эффективной, но и безопасной для пациента.

Подготовка к операции

Перед вмешательством пациент направляется на комплексную диагностику. Специалисты тщательно обследуют сердце, что позволяет избежать возможных осложнений. Следует понимать, что «прижечь аритмию» путем выполнения относительно несложной операции можно быстро, но важно, чтобы процедура не нанесла вреда пациенту и в дальнейшем не стала причиной серьезных осложнений.

В период подготовки проводятся следующие обследования:

  • ЭКГ (электрокардиограмма)
  • Эхо-КГ (УЗИ сердца)
  • Холтеровское мониторирование
  • МРТ сердца
  • Лабораторные исследования: общий и биохимический анализы крови, изучение гормонального состава
  • Стресс-тесты

Также пациент консультируется кардиологом. При необходимости он направляется и к другим узким специалистам: неврологу, эндокринологу и др. Это позволяет сделать операцию по прижиганию сердца и лечение мерцательной и других форм аритмии максимально безопасными, обеспечить быстрое восстановление больного и возвращение его к полноценной жизни.

Противопоказания к проведению вмешательства

Абсолютных противопоказаний к операции нет, тем не менее отложить ее рекомендуют при таких состояниях, как:

  • Повышенная температура тела (в том числе на фоне вирусной инфекции или иных патологий)
  • Инфаркт миокарда
  • Острая фаза почечной недостаточности
  • Болезни органов дыхательной системы
  • Сердечная недостаточность
  • Стеноз ствола левой коронарной артерии

Операция на сердце при аритмии не выполняется при электролитном дисбалансе, тромбах в камерах, проблемах со свертываемостью крови, дефиците железа, явной стенокардии, аневризме левой камеры, аллергии на йод и другие контрастные вещества.

Важно! Обо всех имеющихся у пациента показаниях и противопоказаниях расскажет лечащий врач. Он же примет решение о проведении операции по удалению аритмии и реабилитации после нее, даст необходимые рекомендации.

Преимущества проведения операции в МЕДСИ

  • Квалифицированные кардиологи. Наши врачи проводят комплексное лечение аритмии и при необходимости назначают вмешательства. Для этого они обладают всеми необходимыми знаниями и навыками
  • Экспертная диагностика. Обследования в клиниках проводятся с использованием современного оборудования, что позволяет в кратчайшие сроки поставить точный диагноз. У нас можно в течение дня пройти все исследования и перед операцией. При необходимости лабораторная диагностика осуществляется в режиме CITO (срочно)
  • Лечение с применением современных методов. Вмешательства проводятся с использованием лучших инструментов и оборудования, что повышает их эффективность и безопасность

Если вы планируете операцию по поводу аритмии сердца, хотите уточнить ее стоимость или цену консультации кардиолога МЕДСИ, позвоните Наш специалист ответит на все вопросы и запишет вас на прием на удобное время.

«Больное сердце» и наркоз

Нередко нам приходится сталкиваться с ситуациями, когда животному требуется хирургическое вмешательство, но владельцы говорят, что им «ещё 3 года назад сказали, что у животного больное сердце и наркозы ему делать нельзя». При этом кардиологическое обследование не проводилось и кардиологической терапии животное не получает. Так что же делать в такой ситуации?

Начнём с того, что «больное сердце» — это не диагноз и, тем более, не приговор! Для начала, нужно выяснить какая сердечнососудистая патология существует, если таковая вообще имеется. Проводится полное кардиологическое обследование, которое включает в себя – физикальный осмотр, УЗИ сердца, электрокардиограмму, рентгенографию грудной клетки в двух проекциях и анализ на дирофиляриоз (для собак). Только сделав все эти обследования, можно достоверно сделать заключение о работе сердца и о тяжести сердечнососудистой недостаточности и клиники сети «Алден-Вет» имеют всё необходимое для этого оборудование и специалистов.

В случае, если кардиомиопатия (нарушение работы сердца по причине изменения свойств работы сердечной мышцы, клапанов или наличие врождённых пороков) всё же у животного есть – это тоже ещё не повод не проводить оперативное вмешательство. Не всегда, когда есть кардиомиопатия, уже развивается сердечнососудистая недостаточность. Развитие симптомов и осложнений при кардиомиопатии имеет стадийность, индекс тяжести изменений конфигурации сердца и функциональный класс состояния сердечнососудистой системы. Например, от врождённого порока клапана до развития декомпенсированной сердечнососудистой недостаточности проходят годы и нередкими бывают случаи, когда такой диагноз устанавливается животному в возрасте 11 лет, когда владельцы привозят животное в клинику уже с наличием явных тяжёлых симптомов. Поэтому, имея данные кардиологического обследования, можно установить стадию и функциональный класс осложнений. Абсолютным противопоказанием к проведению анестезии обладает только высокий функциональный класс сердечнососудистой недостаточности и высокий индекс тяжести изменений конфигурации сердца, которые клинически проявляются выраженной синюшностью слизистых оболочек, выраженной одышкой, истощением мышечной ткани, асцитом (водянкой) брюшной полости и т.п..

Читать еще:  Можно ли заменить эликвис на фарфарин

Кроме кардиологического обследования, также обязательным является преданестезийное обследование, включающее в себя осмотр животного, анализы крови, УЗИ органов брюшной полости, рентгенографию (комплекс необходимых исследований диктуется характером патологии каждого конкретного животного).

Итак, если животному требуется хирургическое вмешательство, а польза от проведения операции превышает анестезиологические риски, и нет абсолютных противопоказаний к анестезии, то ОПЕРАЦИЮ НЕОБХОДИМО ПРОВОДИТЬ. Иногда, даже жизненно необходимо проводить, когда речь идёт о кишечной непроходимости, есть угроза перитонита при пиометре, имеются переломы со смещением, внутрибрюшное кровотечение, заворот желудка и других тяжёлых патологиях, консервативное лечение которых нереально. Как вы заметили, речь о введении животного в анестезию или даже в медикаментозный сон не идёт, если нужно почистить уши, обрезать когти, постричь, снять зубной камень и т.п., то есть о тех случаях, когда риски анестезии превышают пользу от проведённой манипуляции.

И в заключение, несколько клинических случаев.

Случай 1

Собака породы китайская хохлатая, возраст 12 лет, перелом челюсти, хроническая сердечнососудистая недостаточность (индекс тяжести изменений конфигурации сердца – 4, класс функциональной недостаточности — 3). Проведена фиксация челюсти при помощи металлоконструкций (МОС) под общей анестезией. Выход из наркоза адекватный. После недлительного периода реабилитации животное выписано домой в удовлетворительном состоянии.

Случай 2

Кошка породы шотландская вислоухая, возраст 7 лет, спаечная болезнь, гипертрофическая кардиомиопатия (индекс тяжести изменений конфигурации сердца – 2, класс функциональной недостаточности — 2). Проведена лапаротомия, иссечение спаек под общей анестезией. Выход из наркоза адекватный. После недлительного периода реабилитации животное выписано домой в удовлетворительном состоянии.

Случай 3

Собака порода английский бульдог, возраст 9 лет, новообразование семенника, хроническая сердечнососудистая недостаточность (индекс тяжести изменений конфигурации сердца – 3, класс функциональной недостаточности — 3). Проведена кастрация под комбинированной анестезией (медикаментозный сон местная анестезия). Выход из наркоза адекватный. После недлительного периода реабилитации животное выписано домой в удовлетворительном состоянии.

Пациенты с заболеваниями сердца и коронавирус COVID-19: что должны знать родители

Прочтите эту информацию, чтобы узнать, как действовать, если у вашего ребенка есть заболевания сердца.

Moment d'una ecografia a una pacient amb una cardiopatia (arxiu SJD).

Семьи детей и подростков с заболеваниями сердца нуждаются в конкретной информации о том, как коронавирус может повлиять на этих пациентов. Специалисты Отделения детской кардиологии Госпиталя Сант Жоан де Деу Барселона отвечают на самые распространенные вопросы о пациентах с сердечными патологиями и как на них влияет коронавирусная инфекция.

Также предлагаем ознакомиться с основными рекомендациями, чтобы узнать, как действовать в ситуации, если у вашего ребёнка есть подозрение на коронавирус или что делать в период карантина.

Являются ли дети или подростки с заболеваниями и пороками сердца более подверженными риску заражения коронавирусом?

В основном, мальчики и девочки с легкими пороками сердца, такими, как дефект межжелудочковой перегородки (ДМЖП) или дефект межпредсердной перегородки (ДМПП), у которых не развилась сердечная недостаточность, а также пациенты, которые были прооперированы успешно, не обладают повышенным риском осложнений, вызванных коронавирусом.

В целом, педиатрические пациенты менее подвержены развитию тяжелых форм коронавируса. Однако, в случае детей с серьезными патологиями сердца, которые инфицированы COVID-19, следует учитывать их предшествующее состояние и быть внимательными в течение всего периода заболевания.

Что считается серьёзными заболеваниями сердца?

Следующее сердечные патологии считаются гемодинамически значимыми заболеваниями сердца (включая цианотические и нецианотические пороки сердца):

  • Пороки сердца, требующие медицинского лечения.
  • Легочная гипертензия.
  • 6 месяцев послеоперационного периода после кардиохирургии или операции на сердце.
  • Заболевания сердца, связанные с синдромами или генетическими повреждениями.
  • Порок сердца, именуемый «единственный желудочек» или «одножелудочковое сердце»

Кроме того, пациенты, которые перенесли операцию по трансплантации сердца или ожидающие трансплантацию, пациенты с неконтролируемой тяжелой аритмией, перикардитом и пациенты с семейной кардиомиопатией и сердечной недостаточностью, находящиеся на лечении, считаются подверженными повышенному риску.

Может ли иммунная система быть ослабленной из-за наличия врожденного порока сердца (ВПС)?

В основном, люди с врожденными пороками сердца не должны иметь менее компетентную иммунную (защитную) систему. Некоторые пациенты с сопутствующими генетическими синдромами могут иметь ослабленную иммунную систему, но на данный момент, у этой группы еще не была подтверждена более высокая частота инфицирования коронавирусом COVID-19

Что я должен/должна иметь ввиду, если мой ребёнок принимает медикаменты для лечения заболевания сердца?

В последние дни появилась некоторая информация о повышенном риске осложнений от коронавируса у пациентов, принимающие такие лекарства, как каптоприл, эналаприл, лозартан и др. Однако пока нет достоверных доказательств в отношении этих препаратов. По этой причине, рекомендации кардиологических обществ на данный момент не указывают, что лечение этими препаратами следует приостановить.

В любом случае, всегда следует консультироваться с лечащим кардиологом, прежде чем пациент перестанет принимать обычные лекарства.

Какую мне окажут помощь в Госпитале Сант Жоан де Деу во время карантина?

Команда Отделения детской кардиологии Госпиталя Сант Жоан де Деу Барселона разработала план действий во время чрезвычайных ситуаций, чтобы поддерживать качество медицинской помощи для всех своих пациентов в течение всего периода действия карантинных мер безопасности в связи с COVID-19.

Дистанционный каналы связи (Портал для пациентов Госпиталя Сант Жоан де Деу, телефонная связь и телематические услуги помощи) были созданы для наблюдения за пациентами в амбулаторных условиях.

Приемы и процедуры, которые считаются не срочными, будут перенесены. В любом случае срочная кардиологическая помощь гарантируется, как и прежде, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Если у пациента температура и симптомы респираторного заболевания

Если у вашего сына или дочери симптомы COVID-19 (температура, кашель, ощущение нехватки воздуха или общий дискомфорт), в качестве первого шага мы рекомендуем вам использовать приложение STOP COVID 19 и следовать его инструкциям.

Если у ребёнка поднялась температура и появились симптомы респираторной инфекции, звоните по номеру 061 или 112.

Если состояние ребёнка ухудшается, обратитесь в Отделение неотложной помощи.

Что делать, если ребёнок был в тесном контакте с человеком, у которого был обнаружен коронавирус SARS-CoV-2

Сообщите об этом и следуйте указаниям представителей здравоохранения вашего региона, обратив внимание, что у вашего сына или дочери есть заболевание сердца.

Помните: вы всегда должны следовать указаниям своего врача, который знает индивидуальные обстоятельства состояния пациента.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector