Massage86.ru

Медицинский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда нужно второе мнение врача

Когда нужно второе мнение врача?

Иногда врачи ошибаются. Чтобы исключить вероятность ошибки, полезно узнать мнение другого врача. Рассказываем, что такое «второе мнение» и когда им стоит воспользоваться.

Неправильный диагноз может поставить даже хороший доктор. Особенно, если до этого не провели полное обследование, или если пациент не рассказал все подробности своей болезни. Чтобы уточнить характер заболевания и выбрать правильное лечение, полезно узнать второе мнение врача.

Что такое «второе мнение»?

Второе мнение врача — это когда вы просите другого врача той же специализации высказать своё мнение по вашему заболеванию. Это нормальная практика: ошибиться может любой, особенно в такой сложной сфере. Другой специалист не только посмотрит на проблему под другим углом, но и может назначить дообследование, если в том есть необходимость.

Конечно, чаще всего диагноз первого врача оказывает верным. Но бывают и случаи, когда второй врач, изучая анамнез, замечает что-то, на что не обратил внимание первый врач.

Второе мнение врача можно получить онлайн

Особенный плюс: чтобы получить второе мнение врача не обязательно приходить в клинику. Второе мнение можно получить онлайн, предварительно прислав все имеющиеся обследования доктору. Такой вариант исключает визуальный осмотр. Но он незаменим, если вы живёте далеко от крупных клиник и ведущих специалистов, способных поставить верный диагноз и назначить правильное лечение.

В каких случаях стоит использовать второе мнение врача?

Есть несколько основных причин, по которым можно обратиться ко второму врачу:

  • вы следуете рекомендациям лечащего врача, но самочувствие не становится лучше;
  • вам назначили операцию, но вы хотите её избежать и ищете другие, менее радикальные способы лечения;
  • вам назначили дорогие лекарства, и вы хотите уточнить их целесообразность;
  • у вас подозревают редкое тяжёлое заболевание;
  • врач назначил вам лекарства без доказанной эффективности;
  • вы не понимаете рекомендаций или не доверяете своему врачу;
  • вы хотите уточнить верность диагноза и лечения.

Но есть ситуации, когда второе мнение излишне. К ним относятся острые состояния: инфаркт, инсульт, острый аппендицит, внутренние кровотечения. С этими диагнозами важен каждый час, медицинскую помощь необходимо оказать как можно скорее. Если вы хотите показаться второму специалисту, то это будет лучше сделать во время восстановления и реабилитации.

Обследования, которые могут пригодиться

Результаты предыдущих обследований позволят сэкономить время и помогут доктору определить диагноз. Обязательно захватите с собой на осмотр:

  • обследования по заболеванию, которым вы интересуетесь. Это могут быть анализы, УЗИ, МРТ и результаты осмотра из медицинской карты;
  • выписку из больницы, если вам делали операцию;
  • заключение вашего первого врача: информацию о диагнозе, плане лечения и назначенных препаратах.

Если у вас много результатов анализов и осмотров за последнее время, рекомендуем всё взять с собой. Даже несвязанные с болезнью анализы и результаты исследований могут помочь, если причину болезни определили неверно.

Чтобы второе мнение врача было полезным, возьмите с собой все выписки и результаты обследований

Кроме этого, если знаете о других своих недугах, обязательно возьмите все сопутствующие обследования и выписки. Даже если на первый взгляд ваши заболевания не связаны между собой, у них могут быть общие причины. Это также поможет верно подобрать лекарства для каждого заболевания, чтобы они друг с другом сочетались.

Что делать, если второе мнение не совпало с первым?

Разница в мнениях совершенно нормальна. Правда универсального ответа, что в этом случае делать — нет. Помните: ошибиться может как первый, так и второй врач. Если есть возможность:

  • запишитесь к своему первому врачу и поговорите с ним о результате второго осмотра;
  • поинтересуйтесь у обоих врачей, почему они сделали свои выводы и что увидели в результатах анализов;
  • попробуйте организовать встречу ваших врачей — лично или по интернету — чтобы они вместе посмотрели и обсудили ваши анализы и ход лечения;
  • обратитесь к третьему врачу. Это может быть более опытный представитель той же специализации или врач из более узкой сферы.

В конечном итоге, второе мнение всегда помогает сделать более точные и правильные выводы. Уже после этого вы решите, у кого из врачей продолжать лечение. Не бойтесь своим выбором обидеть первого специалиста. Не забывайте: хороший врач всегда может признать свои ошибки и одобрит обращение к другому специалисту для получения ещё одного мнения. Для вас здоровье — важнее всего.

Сифилис (Treponema pallidum) (нетрепонемный антикардиолипиновый тест)

Возбудителем сифилиса является Treponema pallidum (бледная трепонема), бактерия из семейства спирохет. Сифилис – венерическое заболевание: наиболее часто он передается половым путем. Кроме того, возможно заражение через кровь (например, при совместном использовании шприцев, бритв и пр.), плода от матери или бытовым путем (очень редко).

В международной классификации болезней выделяют врожденный, ранний и поздний сифилис, а также неуточненные формы. В медицинской литературе используются понятия первичный, вторичный и третичный сифилис.
Инкубационный период начинается с момента заражения и длится до первых симптомов (твердого шанкра) в среднем 21 день (от 10 до 90 дней).
Первичный сифилис – стадия с возникновения твердого шанкра до появления сыпи. Твердый шанкр – это язвочка, которая может появляться в том месте, где возбудитель проник в организм (обычно на половых органах). Он не болит и исчезает (без лечения) через 2-6 недель. Также на этой же стадии иногда увеличиваются лимфоузлы. В первое время заболевший человек остается серонегативным (т. е. в его крови еще нет антител против сифилиса).
Вторичный сифилис. Примерно через 4-8 недель после появления шанкра проявляются новые симптомы: сыпь и общее недомогание, температура, головная боль и др. Возможны и более тяжелые проявления.
Затем признаки сифилиса исчезают и заболевание переходит в латентную фазу. При этом возбудитель все же не покидает организм, поэтому при ослаблении иммунитета могут возникать рецидивы болезни. Их симптомы совпадают с проявлениями вторичного сифилиса.
Бывает, что сифилис так и остается в латентной форме. Но в ряде случаев, если человек не лечится, с годами развивается третичный сифилис. При этом поражаются различные органы и ткани: нервная и сердечно-сосудистая система, кости, суставы и др.
Для диагностики сифилиса часто используют серологические тесты (основанные на выявлении антител). Все виды анализов можно разделить на две группы: трепонемные и нетрепонемные тесты. RPR относится к нетрепонемным.
Трепонемные тесты выявляют антитела, направленные конкретно против самих бактерий T. Pallidum, например сифилис РПГА (реакция пассивной гемагглютинации) или сифилис РИФ (реакция иммунофлуоресценции).
Посредством нетрепонемных тестов выявляют антитела против кардиолипина (липида, который входит в состав мембраны митохондрий и бактерий). Они появляются в организме человека со стадии первичного сифилиса (примерно через неделю после возникновения твердого шанкра). При нетрепонемных методах не различают тип антител (IgG, IgM или др.), а определяют суммарный ответ. К таким исследованиям относят микрореакции преципитации: RPR, VDRL и др.
При первичном и вторичном сифилисе чувствительность нетрепонемных тестов высокая (в случае RPR: 86 % при первичном, 100 % при вторичном), а чем выше чувствительность метода, тем больше вероятность, что тест выявит болезнь. Соответственно, если человек болен сифилисом, то результат теста со 100-процентной чувствительностью точно будет положительным.
Однако при использовании нетрепонемных тестов возможен и ложноположительный результат (выявление антител, несмотря на то что человек не болен сифилисом). Дело в том, что антитела против кардиолипина возникают не только при сифилисе, но и при некоторых других заболеваниях.
Поэтому при диагностике сифилиса нетрепонемный тест должен быть подтвержден с помощью более специфичного трепонемного.
У нетрепонемных тестов есть еще одна особенность. Антитела против кардиолипина появляются в острой фазе болезни. Поэтому, когда человек выздоравливает, их уровень снижается, так что по нему можно судить об успешности лечения.
Тест выявляет антитела против кардиолипина (липида, который входит в состав мембраны митохондрий и бактерий). Эти антитела присутствуют в крови у больных сифилисом.

Читать еще:  Высокая температура 5 дней (грипп?)

Для чего используется анализ?

  • Для первичной диагностики сифилиса.
  • Чтобы оценить успешность лечения.

Когда назначается анализ?

  • При скрининговом обследовании на сифилис. Обследоваться должны беременные женщины, доноры крови (и органов), представители некоторых профессий (врачи, работники сферы питания, люди, контактирующие с детьми, пациенты перед госпитализацией или хирургической операцией.
  • При подозрении на сифилис (если у пациента есть симптомы сифилиса, генитальные язвы или другие половые инфекции, а также если его половой партнер болен сифилисом). В частности, когда ребенок родился от матери, больной сифилисом.
  • После прохождения курса лечения от сифилиса.

Что означают результаты?

Референсные значения: отрицательно.

Отрицательный результат
Сифилиса нет. Однако нельзя полностью исключить и другие варианты.
Сифилис на ранней стадии. Если с момента заражения прошло меньше 3-5 недель, то антитела против кардиолипина еще не детектируются. Тест следует повторить через 10-14 дней.
Сифилис на поздней стадии. После стадии вторичного сифилиса количество кардиолипиновых антител снижается. Например, чувствительность метода VDLR при третичном сифилисе составляет 70 % (т. е. у 30 % больных результат будет отрицательным).
Ложноотрицательный результат (в редких случаях). Существует «эффект прозоны»: если антител очень много (слишком высокий титр), то результат может оказаться отрицательным.

Окончательное решение о постановке диагноза зависит от результата других тестов (трепонемных).

Ложноположительный результат.

ложноположительный результат может быть при беременности, сахарном диабете, аутоиммунных заболеваниях, онкологических заболеваниях, вирусных гепатитах, алкоголизме, наркомании, носительстве других видов трепонем, вирусных гепатитах.

В этом случае титр антител обычно очень низкий.

Положительный результат

  • сифилис
  • положительный результат может быть на первом году после излечения сифилиса.

должен быть подтвержден с помощью специфических трепонемных тестов.

Что означают результаты теста, который сдают повторно (после курса лечения)?

Если результат стал отрицательным или титр снизился в 4 раза и более – лечение прошло успешно.
Если титр не снизился – нужна консультация с врачом и дальнейшие исследования.

«Чем легче человек переболел COVID-19, тем у него выше вероятность постковидного синдрома»

Какие новые технологии сегодня используют врачи для борьбы с постковидом

«Чем легче человек переболел COVID-19, тем у него выше вероятность постковидного синдрома»

Спустя почти два года пандемии COVID-19 сегодня особенно высок спрос на достоверную информацию о постковиде — люди собирают ее буквально по крупицам, количество поисковых запросов в Сети зашкаливает. Об уникальных технологиях реабилитации после ковида и лечения постковидного синдрома, новейших международных исследованиях в этой области «СП» рассказал доктор медицинских наук, профессор, профессор РАН, член-корреспондент РАН, заместитель директора по научной работе, руководитель отдела информационных технологий в биомедицине Медицинского научно-образовательного центра МГУ имени М.В. Ломоносова Симон Мацкеплишвили.

«СП»: — Симон Теймуразович, сегодня нередко сравниваются такие понятия как реабилитация после COVID-19 и лечение постковидного синдрома. На ваш взгляд, это одно и то же?

— Постковидный синдром сегодня уже внесен в Международную классификацию болезней (МКБ) как самостоятельный диагноз. В повседневной жизни у этого состояния много разных названий, большинство из которых, к слову, придумали сами пациенты. Но важно понимать, что это не то же самое, что реабилитация после перенесенного COVID-19.

Например, выписавшись из больницы в удовлетворительном состоянии, пациент проходит рекомендованный ему курс реабилитации, который может включать дыхательные упражнения, физиотерапию, различные бальнеологические и другие процедуры, чтобы быстрее достичь полного выздоровления. И выздоравливает.

А постковидный синдром — это состояние нездоровья, которое может сохраняться у пациента более 8−12 недель после начала заболевания, либо возникнуть через какой-то промежуток времени, даже тогда, когда вируса, вызвавшего ковид, у него в организме давно нет. В целом, таких пациентов — от 60 до 80 процентов. Даже через два-три месяца после перенесенного ковида у кого-то держится небольшая, субфибрильная (37−37.5), температура, у кого-то — кашель, у кого-то не восстановилось обоняние, появились проблемы со сном, кто-то жалуется на провалы в памяти, слабость, потливость, одышку, сердцебиение.

При том, что, повторюсь, вирус в организме переболевшего уже не определяется, явных угроз для жизни тоже нет (по крайней мере, как мы это понимаем), но объединяет их значительное снижение качества жизни. Причем продолжаться это может и 6, и даже 12 месяцев.

Понятно, что у части пациентов пусковым механизмом, триггером постковида стали психологические причины, перенесенный стресс. Особенно у тех, кто болел тяжело, особенно, если находился в отделении реанимации. Но у части пациентов мы видим настораживающие нас изменения, в том числе на уровне инструментальных тестов. И это тоже очень серьезная проблема.

Кстати, существует интересная закономерность: чем легче человек переболел ковидом, тем больше вероятность, что у него возникнет постковидный синдром.

«СП»: — Как это можно объяснить?

— Когда болезнь протекает относительно тяжело, это свидетельствует о выраженной активации иммунной системы, которая уничтожает вирус и затем возвращается к нормальному состоянию, — как правило, без последствий. Вообще-то большинство случаев тяжелого ковида связано именно с гиперактивностью иммуннитета, а не с вызывающим ее коронавирусом.

А вот когда человек является бессимптомным носителем вируса, или когда болезнь проявляется у него субфебрильной температурой и, скажем, небольшим кашлем в течение нескольких дней, это может означать, что иммунный ответ формируется недостаточно быстро. Это, с одной стороны, затягивает выздоровление, а с другой — поддерживает активность иммунной системы, которая, после «исчезновения» своей цели может атаковать собственные ткани организма, развивается аутоиммунная реакция.

Читать еще:  Муж болеет хроническим гепатитом В

Сегодня большую часть постковидных проявлений мы связываем не с активностью вируса, а с аутоиммунными реакциями в отношении центральной и автономной нервной системы, сердечно-сосудистой системы и так далее.

«СП»: — Что еще, кроме лечения таблетками и традиционных методов восстановления, которые, как Вы рассказывали, применялись ещё задолго до ковида для реабилитации после тяжелых респираторных инфекций, сегодня используют врачи для борьбы с последствиями ковид-19?

— В своей практике, наряду с традиционными, мы активно применяем и целый ряд уникальных технологий, которые эффективны как для реабилитации, так и для лечения постковидного синдрома.

Например, уже хорошо зарекомендовавший себя метод, предполагающий использование гелий-кислородных смесей. Или такой революционный метод как интервальная гипоксическая терапия, которая запускает определенные каскады восстановительных процессов в дыхательной, сердечно — сосудистой и нервной системах. Перед процедурой пациент проходит обязательное тестирование, в ходе которого он дышит воздушной смесью, в которой содержание кислорода в два раза ниже, чем в обычном воздухе — доля кислорода в воздухе составляет примерно 21%, а мы даем дыхательную смесь с кислородом в концентрации около 10%. В результате возникает кратковременная гипоксия, реакция на которую отражает состояние и компенсаторные возможности организма.

У кого-то повышается давление, у кого-то пульс, т.д. Аппарат это все очень четко фиксирует и по результатам тестирования разрабатывается протокол лечения — строго индивидуальный для каждого пациента.

Само лечение выглядит так: в течение примерно 40 минут пациент сидит в удобной позе с маской, через которую дышит специальной дыхательной смесью, в которой концентрация кислорода меняется — от максимально гипоксической (10%) до гипероксической (более 21%). Таким образом мы тренируем не только легкие, но и сердечно — сосудистую систему, нервную систему, т.д.

Кстати, гипоксическая терапия показала уникальные результаты не только при ковиде. При реабилитации пациентов после травм, хирургических вмешательств, она значительно ускоряет выздоровление и восстановление, и, что удивительно, почти на 27% снижает выраженность деменции у пожилых пациентов, что было зафиксировано, например, в клиниках для престарелых в Австрии, где эта терапия также применяется.

«СП»: — Как известно, этим летом в нашей стране стартовала углубленная диспансеризация для всех переболевших ковидом россиян.

— Это очень важное и правильное решение, особенно если учесть, что такой серьезной проблемой как лечение постковидного синдрома по-настоящему у нас пока еще занимаются мало.

Наш Центр фактически первым поставил перед собой очень амбициозные задачи как в сфере реабилитации, так и в сфере создания протокола лечения постковидного синдрома. Разрабатывали его почти год, исходя из того, что протокол должен быть безопасным, как и разработанный ранее ковидный протокол, эффективным и недорогим, а значит доступным для большинства людей. (Протокол лечения ковид-19, разработанный в МНОЦ МГУ, некоторые страны в дальнейшем утвердили как национальный протокол лечения этой инфекции. — ред.)

В предложенных схемах лечения мы не используем дорогие лекарства, тем не менее это серьезные, рецептурные препараты, которые можно использовать только в больнице, а значит лечиться дома не получится, потребуется госпитализация. В частности, в нашем стационаре МНОЦ проходят лечение не только москвичи, но и жители из разных регионов России, в том числе и по полисам обязательного медицинского страхования.

«СП»: — Создавая свой протокол лечения COVID-19, в МНОЦ первыми отказались от лечения ковида антибиотиками, это так?

— Мы с самого начала стали использовать серьезную системную противоспалительную терапию. Это были и колхицин, и глюкокортикостероид — дексаметазон. Также в МНОЦ мы первыми в мире стали использовать антикоагулянты у абсолютно всех пациентов. А еще мы использовали препарат, который препятствует развитию фиброза в легких, препарат, который препятствует проникновению вируса в клетки.

Все это доступные, дешевые, безопасные, давно известные лекарства. Мы практически не использовали антицитокиновые препараты, крайне осторожно относились к искусственной вентиляции легких. И всё это у крайне тяжелых больных. Тем не менее, наш протокол оказался одних из самым эффективных во всем мире.

«СП»: — Симон Теймуразович, вы — кардиолог с именем, хорошо известным и у нас в стране, и за рубежом. С какими постковидными осложнениями вы и ваши коллеги в мире чаще всего сталкиваетесь именно в этой сфере?

— Сердечно — сосудистая система, как ни удивительно это звучит, оказалась главной мишенью коронавируса, наверное даже больше, чем дыхательная. Хотя вроде бы вся видимая трагедия происходит именно в легких. Но на самом деле основной удар приходится на систему кровообращения, включая систему свертывания крови.

Даже далекие от медицины люди сегодня уже знают про вызываемые ковидом тромбозы, про поражение кровеносных сосудов. Нередко вследствие ковида развивается воспаление внутренней стенки сосудов — эндотелиит, а у части пациентов развивается и прямое поражение сердца — миокардит. Он может быть как вирусным, так и, что еще чаще, аутоиммунным.

После ковида могут впервые возникнуть и такие нарушения сердечной деятельности как аритмия, тахикардия. Причем это касается не только пациентов переболевших, но и вакцинированных людей. В частности, некоторые мРНК-вакцины могут вызывать такие же системные реакции, как и сам коронавирус, поскольку путем запуска синтеза большого количества вирусного белка они в определенной степени имитируют попадание вируса в организм, хотя собственно вируса и не содержат.

Поствакцинальные осложнения — это отдельная большая проблема. Я думаю, что все вакцины от коронавируса, кроме инактивированных вакцин, в разной степени могут приводить к осложнениям, в том числе, со стороны сердечно-сосудистой системы. «Спутник V» в меньшей степени, Pfizer в большей. Но потенциально — все.

Еще в августе этого года нами была опубликована очень важная статья в одном из ведущих мировых журналов — The American Journal of Medicine. В составе международной группы ученых мы описали новый синдром, который назвали синдромом постковидной тахикардии. Тахикардия или учащенное сердцебиение довольно часто выявляется у переболевших пациентов. Этот показатель можно очень легко подсчитать, в том числе и с помощью телемедицинских систем, удаленных устройств, гаджетов т.д.

Моя точка зрения, которую поддержали многие коллеги, наши и зарубежные — тахикардия является интегральным проявлением аутоиммунного поражения нервной систем, они неразрывно связаны между собой. А значит, анализируя частоту сердечного ритма, мы можем лучше понимать, насколько хорошо и успешно мы лечим пациента от постковидного синдрома.

Читать еще:  Возможно ли заражение от нестерильных перчаток

Приятно отметить, что эта статья вызвала большой интерес у медицинского сообщества. Наша группа авторов, в которую входят коллеги из Каролинского университета в Стокгольме (это университет, который присуждает Нобелевские премии по физиологии и медицине), Московского государственного университета имени Ломоносова, ученые из США, Бразилии, Великобритании, Швейцарии, Бахрейна, Японии, Нидерландов — продолжает свои объединенные исследования у пациентов с постковидной тахикардией.

«СП»: — Спасибо большое, и успехов вашему исследованию.

Минздрав разрешил врачам ставить диагноз COVID-19 без ПЦР-тестов, потому что они в 30% случаев дают ложноотрицательный результат

Минздрав разрешил врачам ставить диагноз COVID-19 без ПЦР-тестов, потому что они в 30% случаев дают ложноотрицательный результат
Moscow-Live.ru / Будишевский Николай

Минздрав разрешил врачам ставить диагноз COVID-19 без ПЦР-тестов, потому что они в 30% случаев дают ложноотрицательный результат Министр здравоохранения Михаил Мурашко

ВСЕ ФОТО

Заболевание COVID-19 развивается настолько быстро (иногда в течение нескольких часов на 3-5 сутки после начала заболевания), что Минздрав разрешил медикам ставить диагноз по характерной клинической картине, без лабораторных подтверждений и проведения тестов.

Как заявил министр здравоохранения Михаил Мурашко в программе «Вести» на телеканале «Россия 1», врачи уже работают по новому алгоритму: если при госпитализации в стационар у пациента нет результатов теста, но при обследовании в приемном отделении выявляются признаки пневмонии и характерные клинические проявления COVID-19, то его лечат как больного с коронавирусом.

Если этого не сделать, то у большинства больных из тех, кто поздно обратился к врачам, возникают серьезные проблемы, вплоть до летальных исходов. Поэтому крайне важно начинать лечение уже при первых симптомах, опираясь не на тесты, а клиническую картину в сочетании с данными компьютерной томографии или рентгена.

Накануне московские врачи предложили объединить в одну систему больницы для лечения COVID-19 и пневмонии, так как резко выросло число пневмоний без лабораторных подтверждений коронавируса. Виной тому невысокий процент точности тестов на SARS-CoV-2 и значительная доля ложноотрицательных результатов.

Минздрав: до 30% ПЦР-тестов на COVID-19 могут дать ложноотрицательный результат

Департамент здравоохранения Москвы на днях признал низкую точность тестов на COVID-19, в связи с чем существуют высокие риски тяжелых форм заболевания.

8 апреля Департамент здравоохранения Москвы предупредил медучреждения столицы о большом количестве ошибочных результатов тестов, которые говорят об отсутствии коронавируса у пациентов. В письме главы департамента Алексея Хрипуна отметается, что в связи с этим существуют высокие риски развития тяжелых форм заболевания. Он рекомендовал отправлять больных с пневмонией на компьютерную томографию при подозрении на осложнения, назвав единственным достоверным анализом сочетание КТ и клиническую картину заболевания.

Развитие осложнений может происходить стремительно, иногда в течение нескольких часов, чаще на 3-5 сутки от начала заболевания. А «наличие отрицательных результатов мазков на COVID-19 у пациентов с признаками респираторного заболевания не позволяет полностью исключать новую коронавирусную инфекцию и скоротечного развития осложнений».

По словам главы Департамента здравоохранения Москвы, КТ и рентгенография — важнейшие методы комплексной диагностики коронаровирусной инфекции, так как тяжелые случаи заболеваний и смертей от COVID-19 связаны с развитием у пациентов вирусных и бактериальных (вторичных) пневмоний.

Около 20-30% существующих ПЦР-тестов для выявления коронавирусной инфекции COVID-19 дают ложноотрицательный результат. То есть треть инфицированных граждан, прошедших тестирование, могут получить ложное подтверждение, что они здоровы, хотя на самом деле они заражены.

О большом количестве ложноотрицательных результатов при ПЦР-тестах сообщил и главный внештатный пульмонолог Минздрава РФ Сергей Авдеев. Выступая 7 апреля на конгрессе «Человек и лекарство», он заявил, что точность существующих ПЦР-тестов для выявления новой коронавирусной инфекции SARS-CoV-2 не более 70-80%. Он сослался на результаты исследования с участием 1,4 тыс. пациентов. У 300 из них был отрицательный лабораторный тест на SARS-CoV-2, но результаты компьютерной томографии легких показывали изменения, характерные для новой коронавирусной инфекции.

«Таким образом, наиболее чувствительным тестом для диагностики больных COVID-19 является компьютерная томография легких. Чувствительность методов КТ выше, чем методов ПЦР-диагностики», — цитирует врача портал «Медвестник».

Именно поэтому медики предложили изменить маршрутизацию пациентов: если при помещении в стационар у них еще нет результатов теста, но были выявлены КТ-признаки пневмонии COVID-19, то таких пациентов госпитализируют в стационар и ведут как больных с коронавирусной инфекцией.

Письмо руководителя департамента здравоохранения Москвы, где он прямо пишет: наши тесты фигня, они ничего не выявляют pic.twitter.com/Y2tk2s7c9M

— Alexey Navalny (@navalny) April 9, 2020

«Никогда такого не видела»: пациент с тобой разговаривает, а легких у него уже нет

Главной опасностью коронавирусной инфекции COVID-19 является поражение органов дыхания человека. У пациента за считанные часы может развиться легочная недостаточность, нередко со смертельным исходом.

В 30% случаев тесты показывают ложноотрицательный результат, поэтому отличить COVID-19 от других инфекций с уверенностью можно только после комплексного обследования: теста на конкретный коронавирус, КТ легких и клинического анализа крови.

Как рассказала кардиолог-реаниматолог Ирина Ильенко, работающая в московской ГКБ N15 им. Филатова, переоборудованной под лечение пациентов с коронавирусом, больные с COVID-19 в разы тяжелее тех, с которыми ей приходилось работать раньше.

«Сейчас половина в моем отделении уже на искусственной вентиляции легких, вторая — потенциальные кандидаты на нее. Людей привозят на скорых из дома, из других стационаров — могут 100 человек в сутки привезти, могут 200. Кого-то — уже подключенными к аппарату искусственной вентиляции. На днях осматривали женщину лет 50-60 с Covid-19 без тяжелой сопутствующей патологии, она на кислородной маске, но особо не жалуется: «Да, тяжеловато дышать, но ничего, терпимо». Разговаривает. По рентгену — небольшая пневмония, не критично. Мы таких пациентов на живот на несколько часов переворачиваем, чтобы спина дышала, раздыхивались отделы, которые зажимаются, когда человек на спине лежит. У нас приборчик есть, на палец надевается, мы по нему насыщение крови кислородом смотрим».

«Показаний для искусственной вентиляции нет. Но буквально на глазах показания эти меняются, а пациентка вроде как так же, особо не жалуется. Везем ее на КТ. Смотрим результаты томографии — а там легких нет! В труху! И я теперь понимаю, почему ковидные, у кого пневмония, умирают один за другим! Они с тобой разговаривают, а легких у них уже нет! И они все такие! И это так страшно! Женщину перевели тут же на ИВЛ, не знаю, выживет ли. Я более 20 лет в реанимации работаю, но что происходит сегодня — такого не видела никогда», — приводит рассказ врача портал «Правмир».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector