Massage86.ru

Медицинский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вероника Мордовцева: «Важно понимать, когда проводить пересмотр гистологических заключений»

Вероника Мордовцева: «Важно понимать, когда проводить пересмотр гистологических заключений»

Врач-дерматовенеролог, доктор медицинских наук, профессор кафедры кожных и венерических болезней ИМСТ МГУПП (Москва) Вероника Владимировна Мордовцева рассказала МЕД-инфо, на что нужно обращать внимание при чтении гистологических заключений и когда идти за пересмотром стекол к эксперту.

Об эксперте
Вероника Владимировна Мордовцева родилась в профессорской семье врачей-дерматологов. Отец, профессор В. Н. Мордовцев, являлся соавтором отечественных руководств по патоморфологии кожи и, как считает сама Вероника Владимировна, привил ей любовь к микроскопу. В 1996-1998 гг. она выполняла научно-исследовательскую работу на кафедре дерматологии Гарвардского медицинского университета (Бостон, США), где ей посчастливилось учиться у величайшего патоморфолога, профессора У. Г. Кларка, ученого мирового уровня, описавшего фазы роста злокачественной меланомы кожи, уровни ее распространенности. Для описания инвазии меланомы, выраженности дисплазии невуса используется классификация именно этого ученого (по Кларку). В. В. Мордовцева считает этих двух выдающихся ученых главными учителями в своей жизни.

— Вы являетесь членом Экспертного совета и участвуете в проекте «Второе мнение» в Лаборатории Гемотест. Расскажите, как вы пришли в проект?

— Я работаю в клинике, которая сотрудничает с Лабораторией Гемотест. Здесь проводят различные виды исследований, включая гистологические и цитологические, в том числе исследования биоптатов кожи. Гемотест имеет статус референсной лаборатории, подтвердив статус эксперта в патоморфологии, в соответствии с международными стандартами. В компании организован независимый Экспертный совет, консультантами которого являются высококвалифицированные специалисты разных направлений. Целью создания данной структуры является предоставление пациентам из разных регионов возможности пересмотреть стекла, подтвердить, опровергнуть или уточнить диагноз в случае любых сомнений. Однажды зашла речь о возможности сотрудничества. Компания к этому времени уже запустила проект по гинекологии. С появлением в Экспертном совете направления дерматологии меня пригласили как специалиста, обладающего экспертным уровнем знаний патоморфологии кожных болезней.

— Если у человека при обследовании взяли кусочек ткани на гистологию и заключение вызвало сомнения, то он может прийти в лабораторию и перепроверить, верно понимаю?

— Да. Например, у пациента в медицинском центре выявлена опухолевая патология кожи. В ряде случаев дерматолог, хирург или врач-косметолог при осмотре не может установить точный диагноз, для этого и берется кусочек опухолевой ткани для микроскопического изучения (биопсия). Патоморфологическая оценка опухолей проводится специально подготовленными специалистами и предусматривает глубокие знания и навыки. В отличие от стандартных анализов, например клинического анализа крови, биохимических показателей, патоморфологическая оценка проводится без аппаратуры, препараты изучает человек, который всегда привносит элемент субъективности; здесь нет цифр, нет анализатора, машины. Здесь есть только восприятие врача — оценка, которая основывается на его опыте, квалификации, существующих стандартах диагностики и критериях патологии.

Бывают ситуации, когда настолько все ясно, что ни у кого не будет сомнений, и, наоборот, есть случаи, когда надо проводить консилиум. Такие формулировки, как «наиболее вероятный диагноз», «выявленные изменения наиболее соответствуют диагнозу» или «надо проводить дифференциальный диагноз» — это красные флажки для пересмотра стекол, когда речь идет об опухоли. В США и Европе патоморфолог в каждом заключении обязан отображать степень своей неуверенности, если она есть. Нельзя создавать впечатление, что ты уверен в диагнозе, если ты в нем не уверен. За рубежом подход к решению проблем уточняющей диагностики отличается от российских традиций: ее открыто обсуждают, собирают экспертов мирового уровня, которые независимо друг от друга пересматривают стекла, сравнивают результаты и выявляют число несоответствий. У нас это не принято, в частности, в патоморфологии кожи.

Если речь идет о злокачественной опухоли, в интересах пациента лучше перестраховаться, чем недоблюсти. Это онкологический принцип. Я думаю, что каждый из нас (и я лично) предпочел бы перестраховаться. Для чего наши зарубежные коллеги требуют отражать степень своей неуверенности? Конечно же, это делается прежде всего для клинициста, чтобы врач знал, что нужно быть настороженным, возможно, повторить биопсию, проконсультировать стекла у других патоморфологов. Тогда и пациент, и клиницист идут по правильному пути — они ищут второе мнение, чтобы не допустить ошибки в диагнозе и терапии. Ведь полный диагноз и выбор лечебной тактики полностью зависят от патоморфологического заключения. А это значит, что здоровье и жизнь пациента могут зависеть от точности результатов, отраженных в гистологическом заключении. Помимо явных указаний на проведение повторного исследования морфологического материала, существует статистика, которая указывает на то, что патоморфологическая оценка биоптатов — это диагностический метод с элементом субъективности, а потому дает определенный процент как ложноположительных, так и ложноотрицательных результатов. По данным американского исследования, опубликованного в 2017 году в журнале BMJ (1), частота ошибочных заключений в подавляющем большинстве сложных меланоцитарных новообразований кожи была выше 50%. Причем диагностика была ошибочной как в сторону утяжеления проблемы, так и в сторону ложноотрицательных результатов. В онкологии и то, и другое может серьезно навредить пациенту.

— Как быть пациенту?

— Касательно опухолевой патологии кожи, если пациент хочет, чтобы диагноз был подтвержден гистологически, он должен согласовать свое желание и способ удаления новообразования кожи со своим лечащим врачом, так как при применении высокочастотной радиоволновой техники и лазера, биопсийный материал подвергается обугливанию и не может быть использован для выполнения полноценного патоморфологического исследования.

И, конечно, получить второе мнение очень важно. Важно то, что у каждого, и у пациента, и у врача, есть возможность и есть право это сделать. Посредством пересмотра биоптата врач может удостовериться в точности диагноза, когда его мнение не соответствует гистологическому диагнозу. Если в заключении присутствуют такие фразы, как «наиболее вероятно», «может соответствовать», а тем более «в препарате — трудно идентифицируемые клетки», тоже необходимо получить второе мнение. Надо помнить и о том, что точность и чувствительность метода патоморфологической оценки может быть существенно ниже 100%. Именно это является одним из мощных инициирующих факторов, понуждающих пациентов обращаться за пересмотром биопсийного материала для достижения личной уверенности в правильности постановки диагноза и объема лечения.

— Может быть у вас был случай, который очень запомнился и которым вы могли бы поделиться с нашими читателями?

— Мне запоминаются случаи ошибок. Я просто такой специалист, к которому эти ошибки стекаются, я провожу экспертизу. Особенно это касается клинически подозрительных невусов и начальной стадии меланомы кожи. Для пациентов главное, чтобы возможные ошибки не повлекли за собой ухудшение здоровья. С моей точки зрения, активная работа Экспертных советов патоморфологов, осуществляющих в том числе и экспертный пересмотр гистологических заключений, проведение научных профильных конференций, круглых столов, обучающих программ как площадок для обсуждения допущенных ошибок, мер по их исправлению — залог совершенствования и оттачивания мастерства патоморфологической диагностики. Есть специализированная литература, с которой можно ознакомиться, но наиболее правильно морфологию опухоли может интерпретировать только человек, который живет этим.

— Вы уже год в Лаборатории Гемотест. Поделитесь вашими наблюдениями.

— Во-первых, Лаборатории Гемотест удалось запустить такой значимый для России проект «Второе мнение» не только по патоморфологии кожи, но и по другим патологиям, и об этом становится известно. Люди приносят стекла на пересмотр, образцы принимают во всех городах России, где есть лабораторные отделения, и передают на экспертизу в Москву, где специалисты Экспертного совета используют метод консилиума, то есть оценивают препараты коллегиально. Надо сказать, что лаборатория выполняет огромную работу, ее сотрудники трудятся круглосуточно над тем, чтобы все было организовано быстро и качественно. У меня узкая специальность, но все равно — объект работы нашел своего специалиста, хоть, может, это и нескромно звучит. (Улыбается.)

Я надеюсь, что в процессе работы Экспертного совета Лаборатории Гемотест удастся привлечь больше патологоанатомов в научный и учебный процесс для совершенствования знаний в области патоморфологии, так как вопрос подготовки квалифицированных специалистов в этой области медицины стоит достаточно остро.

Читать еще:  Месячные при положительном тесте

— Какова тактика людей, если они узнают, что у них меланома?

— Я не сторонник пугать людей, но и не люблю скрывать правду. Как дерматолог я пишу в заключении «атипичное меланоцитарное образование», это завуалированное определение меланомы, «требуется иссечение с гистологическим исследованием». Потом пациент идет к онкологу. К сожалению, в наши дни отмечается рост заболеваемости раком кожи, а также меланомой. За последние 10 лет прирост заболеваемости меланомой составил 38%. Ежегодно в России диагностируется до 9000 новых случаев меланомы. Конечно, нужно быть настороже касательно родинок и в идеале консультироваться с врачом-дерматологом ежегодно даже при отсутствии жалоб. Если вы заметили, что ваша родинка начала неравномерно расти, изменила свой цвет, поверхность, стала кровоточить, если вы испытываете зуд или покалывания, это повод срочно обратиться к врачу. Особого внимания должны удостаиваться вновь появляющиеся быстро растущие родинки непривычного вида. Опытный дерматолог может уже при осмотре с достаточно высокой степенью вероятности правильно определить характер родинки, используя специальный прибор — дерматоскоп, но в любом случае 100%-ю гарантию на этапе осмотра никакой специалист дать не может. На истинный характер патологии может пролить свет лишь микроскопическое исследование ткани, осуществляемое патоморфологом.

— А что вам нравится в вашей работе?

— Мне интересно смотреть в микроскоп в принципе и по изображению делать заключение.

— Считывать то, что другим недоступно?

(Задумывается.) Вот никогда об этом не думала. Для меня каждое стекло — это своего рода задача, которую надо решить. К счастью, не на каждом стекле обнаруживается опухоль. А когда вижу опухоль, всегда людям сопереживаю. Ставить такой диагноз трудно и клинически, и гистологически. Но я считаю, что человек должен знать, какая у него проблема для того, чтобы вовремя ее разрешить. То есть когда я вижу, что опухоль злокачественная, я никогда обтекаемо не пишу, а называю вещи своими именами. Если я сомневаюсь, то пишу, что «нельзя исключить. ». Но такая формулировка не означает, что врач чего-то не знает, он признается, что сомневается. И это хорошо. Гораздо хуже, когда врач ставит диагноз, который не соответствует действительности. Но еще хуже, когда человек при этом уверен в своей правоте.

— То есть вы радуетесь вместе с пациентом, когда человек здоров, судя по стеклу?

— Конечно. А также радуюсь, когда вижу красивую гистологическую картину, как бы это странно ни звучало. (Улыбается.) Например, контагиозный моллюск. Казалось бы, вирусное заболевание, но картинка очень красивая. И там никогда не ошибешься с диагнозом.

Ссылки 1. Joann G Elmore et all.//Pathologists’ diagnosis of invasive melanoma and melanocytic proliferations: observer accuracy and reproducibility study//BMJ.2017, 357:j2813

Врач назвала первые признаки сахарного диабета

В России, как и во всех странах мира, отмечается значимый рост распространенности сахарного диабета (СД): по состоянию на конец 2016 года на диспансерном лечении состояло 3% населения, из них 92% с СД второго типа, 6% c СД первого типа и 2% с другими типами СД. Об этом «Известиям» рассказала врач клинической лабораторной диагностики сети медицинских офисов LabQuest Анна Сафонова.

При этом, по словам специалиста, указанные данные недооценивают реальное количество пациентов, поскольку учитывают только выявленные и зарегистрированные случаи заболевания. Реальная численность пациентов с СД в РФ гораздо выше. Сейчас значительная часть пациентов остается не диагностированными, а следовательно, не получают лечения и имеют высокий риск развития сосудистых осложнений, подчеркнула она.

«Самыми опасными последствиями глобальной эпидемии СД являются его системные сосудистые осложнения — нефропатия, ретинопатия, поражение магистральных сосудов сердца, головного мозга, периферических сосудов нижних конечностей. Именно эти осложнения являются основной причиной инвалидизации и смертности больных СД. Вовремя выявить надвигающуюся угрозу болезни может и сам человек при регулярной диспансеризации», — рассказала Сафонова.

По словам эксперта, есть ряд симптомов, которые должны настораживать. Прежде всего полиурия, то есть повышенное количество мочи, выделяемой в течение суток. При этом, как заметила врач, это не разовая проблема, которая может быть вызвана ситуативно, а постоянный признак.

Одновременно человека мучают жажда, повышенная сухость во рту. Второй ряд признаков — плохая заживляемость мелких порезов, ран, ссадин, постоянная усталость, онемение конечностей.

«Наконец, снижение остроты зрения, нелогичное изменение веса и острые внезапные приступы голода тоже свидетельствуют о диабете второго типа», — добавила Сафонова.

В большей степени СД подвержены люди в возрасте старше 50 лет, большая часть новых случаев диабета второго типа приходится на эту возрастную группу. Однако в последние годы болезнь молодеет, отметила врач. Так, 25% заболеваний сегодня приходится на пациентов в возрасте 40–50 лет, 8% — на тех, кому нет еще 40 лет, а 7% — на детей и молодежь до 30. У детей и подростков СД второго типа в 90% случаев развивается на фоне ожирения, возможно быстрое развитие и прогрессирование сосудистых осложнений при развитии СД второго типа в детском возрасте.

Для того чтобы снять или же подтвердить диагноз, следует определить уровень глюкозы в плазме крови. Кровь берется из пальца или вены, строго натощак.

Также Сафонова рекомендовала пройти тест на гликированный гемоглобин (HbAc1). В отличие от показателей уровня сахара в крови уровень HbAc1 меняется медленно, поэтому данный анализ является надежным методом диагностики, а также последующего контроля заболевания. Показатель выше 6,5% свидетельствует о наличии СД второго типа.

Кроме того, следует сдать общий анализ мочи, так как у пациентов с СД второго типа в суточной моче содержится глюкоза, также обнаружение в моче кетоновых тел и белка является тревожным показателем, требующим срочного обращения к врачу.

Общий анализ крови поможет оценить наличие лейкоцитоза и гемоглобинемии. Биохимический анализ крови — для определения белка, общего холестерина, холестерина липопротеидов высокой плотности (ХЛВП), холестерина липопротеидов низкой плотности (ХЛНП), триглицеридов, билирубина, АСТ, АЛТ, мочевой кислоты, мочевины, креатинина с расчетом СКФ (скорость клубочковой фильтрации) калия, натрия, хлора, кальция.

24 августа врач-терапевт Надежда Чернышова рассказала, что признаком метаболического синдрома, который чаще всего приводит к сахарному диабету, является ожирение в области талии. Она посоветовала обратиться к врачу, если объем талии у женщины превышает 80 см, а у мужчины — 100 см. По словам врача, если выявить проблемы с обменом глюкозы на стадии преддиабета, то заболевание можно предотвратить.

COVID-ликбез: как понять, что ваши легкие поражены, и могут ли 15 процентов превратиться в 50

Положение больных коронавирусом сейчас осложняют два фактора. Первый — то, что инфекция, по сути, является малоизученной. А второй – издержки в организации медицинской помощи, которые в нашем регионе, увы, присутствуют по сей день.

Читать еще:  Возможность беременности в семидневный перерыв

Сотни больных COVID-19 и ОРВИ (те, у кого не взяли тесты или результата тестов еще нет) обрывают телефоны поликлиник и скорой, переживая за свою жизнь и жизнь близких. Не всем удается сделать КТ, кого-то с небольшим процентом поражений легочной ткани врачи отправляют лечиться домой. Повторное исследование при этом, как правило, не предлагается, ежедневного объективного контроля состояния со стороны медиков для таких больных нет. Поэтому паника понятна.

Чтобы хоть немного успокоить жителей города и области, мы поговорили с врачами, которые каждый день имеют дело с COVID-пациентами. Они рассказали, какие признаки могут указывать на то, что процент поражения легких увеличивается и медицинская помощи нужна немедленно.

              Главный вопрос – врачу-пульмонологу: «Может ли площадь поражения легких после уже проведенного КТ, на котором было зафиксировано 15-25-30%, резко увеличиться? Или больному после одного КТ можно успокоиться?»              

Врач, пожелавший сохранить анонимность, ответил: «Да, и площадь поражения легких может возрасти, и, кроме того, возможны другие осложнения коронавирусной инфекции – в том числе развитие системной воспалительной реакции – это так называемый цитокиновый шторм, тромбоэмболические осложнения, осложнения со стороны других внутренних органов».

Врач скорой помощи рассказал нам о признаках, которые могут появиться при лечении коронавирусной инфекции на дому. Они могут указывать на то, что поражение легких растет.

1. Усиление одышки при нарастающем снижении толерантности (устойчивости) к физической нагрузке. Например, если до болезни человек спокойно поднимался к себе на этаж без одышки, то сейчас приходится все чаще делать остановки, чтобы отдышаться. То есть привычную раньше нагрузку вы переносить уже не можете, а объем той нагрузки, которую можете перенести сейчас, резко уменьшается. Особенно если одышка или чувство нехватки воздуха вдруг появились в состоянии покоя.

2. Устойчивая и прогрессивная лихорадка (с увеличением цифр, которые показывает термометр), на которую не влияет назначенная терапия, проводимая три дня и более. Даже не важно, кем именно была назначена терапия – врачом или это самолечение, потому что набор медикаментов, которые используются амбулаторно при COVID, сейчас уже известен всем.

3. Отсутствие продуктивного кашля на фоне приема муколитиков (препаратов, которые разжижают мокроту) через 2-3 дня после старта терапии, тем более усиление сухого непродуктивного кашля, переходящего в изнуряющий. Или невозможность спать из-за кашля.

4. Хрипы при дыхании, которые слышит человек, находящийся рядом с больным, которые не проходят после прокашливания. Усиление громкости и продолжительности этих хрипов.

5. Изменение цвета кожи и слизистых у больного. Обычно оно от розового к бледным, землистым или синюшным. Важно: смотреть нужно только при хорошем освещении.

6. Нарастание дефицита сознания. Увеличивается заторможенность и сонливость. Больной начинает давать односложные ответы на вопросы, потом перестает реагировать на раздражители.

7. Особенное беспокойство должно вызвать сочетание любых из этих признаков.

Еще один вопрос – есть ли смысл покупать домой пульсоксиметр (аппарат для измерения концентрации кислорода в крови)?

На ближайшую перспективу, по мнению опрошенных нами врачей, смысла в покупке пульсоксиметра для домашнего использования нет. Первая причина – дефицит этих приборов. Его можно заказать, но когда вы его получите – неизвестно. Проще ориентироваться на указанные выше симптомы и при ухудшении состояния вызывать скорую помощь. Если симптомы будут, то, скорее всего, такому больному уже потребуется не только пульсоксиметр, но и кислород.

Есть ли смысл сдавать анализы?

Он, конечно, есть всегда, но, как говорят врачи, стоит всегда соизмерять риск возможного инфицирования при посещении медучреждения (а вдруг у вас все-таки не COVID?) и пользу от их результатов.

Так, о нарастании тяжести коронавирусной инфекции может говорить падение уровня лейкоцитов, лимфоцитов, тромбоцитов и нарастание уровня С-реактивного белка.

Согласно последним рекомендациям минздрава, С‑реактивный белок (СРБ) является основным лабораторным маркером активности процесса в легких. Его повышение коррелирует с объемом поражения легочной ткани.

Как подчеркивают врачи, сдать этот анализ, конечно, можно и самим, но оценивать его должен врач. Особо опасно, когда уровень СРБ возрастает в 2-3 раза и более.

А что у стариков?

Здесь могут быть особенности. Как пишет минздрав России в своих рекомендациях по COVID, «у пациентов старческого возраста может наблюдаться атипичная картина заболевания без лихорадки, кашля, одышки. Симптомы COVID‑19 могут быть легкими и не соответствовать тяжести заболевания и серьезности прогноза. Атипичные симптомы COVID‑19 у пациентов пожилого и старческого возраста включают делирий, падения, функциональное снижение, конъюнктивит. Могут наблюдаться бред, тахикардия или снижение артериального давления».

Поэтому если бабушка или дедушка вдруг начали путано отвечать на вопросы, бредить, падать или у них резко упало давление – это повод вызвать скорую помощь.

О контрольных КТ

Объективно для амбулаторных пациентов в нашем регионе КТ – сейчас это мечта, как признаются сами врачи. Мощности компьютерных томографов перегружены стационарными и первичными больными.

По рекомендациям минздрава России, кратность повторения КТ зависит от клинических показаний, диктующих необходимость оценки динамики пневмонии. При этом объективная оценка динамики возможна только при сопоставлении данных одного вида исследования.

То есть если пациенту в самом начале сделали КТ, то и потом для контроля должно использоваться КТ – если, конечно, к тому времени человек уже не лежит в реанимации в нетранспортабельном состоянии. Например, КТ или РГ.

КТ детям

В Екатеринбурге компьютерную томографию детям почему-то не делают априори. Хотя все те же рекомендации министерства здравоохранения России по лечению коронавирусной инфекции у детей говорят о том, что «КТ легких рассматривается как приоритетный метод исследования, позволяющий оценить диагноз с меньшим количеством ошибок». С одной поправкой: «Обследование новорожденных и детей младшего возраста с известной/предполагаемой COVID‑19 пневмонией по возможности начинается с применения УЗИ легких, плевральных полостей и средостения, при наличии клинических показаний продолжается с использованием рентгенографии и/или КТ органов грудной полости».

Дело рвачей. Как вычислить врача, который видит в вас источник наживы

Сразу оговоримся: добросовестных докторов у нас большинство, причем некоторые из них ради пациентов рискуют жизнью, чему пример — сегодняшняя борьба с коронавирусом. Но есть, к сожалению, и доктора недобросовестные, главная задача которых — содрать с пациента побольше денег, привязать к клинике. О них и пойдёт речь.

Обман начинается с диагностики. Врач-мошенник выписывает вам кучу направлений на всевозможные анализы, КТ, МРТ и прочие лабораторные, радиологические, инструментальные исследования, цель которых — дать клинике заработать. Кроме того, чем длиннее список анализов, тем выше вероятность найти какие-то незначительные отклонения, а это значит — новые дополнительные обследования, а потом и лечение. При этом игнорируется золотое врачебное правило — лечить нужно не анализы, а больного.

Вообще «лечение анализов» — весьма распространённая практика зарабатывания денег. Например, можно до бесконечности высевать золотистый стафилококк из кала ребенка и тратить десятки тысяч рублей на дорогие антибиотики и средства восстановления кишечной флоры. Хотя в 99% случаев обнаружение этой бактерии в мазке ровным счётом ни о чём не говорит и никаких особых мер не требует.

Читать еще:  Моей жене поставили спираль чи можна заниматся половим актом

Нажмите для увеличения

Лечение здоровых

Избыточными исследованиями грешат урологи, гинекологи, андрологи и дерматовенерологи. Приходит человек в частную клинику: особых жалоб нет, просто провериться. А в итоге получает курс мощных препаратов.

«Речь об исследованиях на выявление бактерий, вирусов и других микроорганизмов, которые могут определяться в мочеполовых путях. В первую очередь речь идёт о хламидиях, микоплазмах, уреаплазмах. Это так называемые новые возбудители инфекций, передаваемых половым путём. Их стали выявлять только в 1980–1990-е гг., когда появились более совершенные методы диагностики. Эти микроорганизмы вызывают заболевания при определённых условиях лишь у небольшого числа людей. Лечения, за исключением отдельных случаев, не требуется. Но, как показывает опыт, пациентам частных клиник часто необоснованно прописывают антибиотики. И вреда от них бывает порой больше, чем от самих микробов. Начиная с аллергических реакций и заканчивая формированием устойчивых к антибиотикам бактерий, которые потом будут вызывать инфекции, трудно поддающиеся терапии, — рассказывает д. м. н., профессор, член-корреспондент РАН Роман Козлов. — Сталкиваемся мы и с тем, что пациентам нередко проводят повторные курсы лечения, в которых те реально не нуждаются. Это следствие неправильной диагностики и погони за получением выгоды. В результате человек уходит из клиники с проблемами, которых ранее у него не было».

Другая золотая медицинская жила — маркеры рака. По словам экспертов, они нужны только тем, у кого высок риск развития заболевания (например, при плохой наследственности). Но их рекомендуют всем подряд, используя страх людей перед словом «рак». Пациентов уверяют, что маркеры покажут на ранней стадии его наличие/отсутствие. Однако тесты эти неточные, очень часто они бывают ложноположительными. В результате люди проходят дорогие и сложные исследования, чтобы найти опухоль. А её нет. И дело тут даже не в потраченных деньгах. Просто представьте, какой стресс испытывает человек, оказавшийся в такой ситуации.

Чтобы вас не обманули

На приёме не надо молчаливо кивать головой. Без стеснения спрашивайте у врача, что скрывается за тем или иным термином, зачем нужны исследования и лекарства, которые он назначает. Лучше всего всё сказанное доктором записывать тут же в блокнот. Мошенник от медицины, видя вашу педантичность, вовлечённость в процесс и блокнот в руках, лишний раз задумается: а что за пациент перед ним, надо ли рисковать, обманывая его. Кроме того, записи помогут вам потом перепроверить то, что доктор прописал.

Почему одним заболевшим с симптомами ОРВИ делают тест на ковид, а другим отказывают

В интернете не прекращаются дискуссии о тестировании на коронавирус. Люди хотят выяснить, почему одним заболевшим с симптомами ОРВИ делают тест на ковид, а другим отказывают.

Ежедневно на странице мэра Череповца Вадима Германова в соцсети «ВКонтакте» горожане пишут о разных ситуациях: у кого-то взяли мазок без проблем, а кому-то пришлось сдавать анализ платно.

«Пришла в поликлинику с отсутствием вкусовых и обонятельных ощущений, заложенным носом, кашлем. Направление на мазок не дали. Теперь переживаю, что хожу и заражаю других», — волнуется Катерина Валерьевна.

«Вызывала врача на дом по поводу однократно поднявшейся температуры, чтобы сделали назначения по проблеме с ногой. Приехали вдвоем по форме одетые и взяли мазки, несмотря на то, что уверяла, что я вне контактов. Простыла подруга — отправили на снимок легких в поликлинику, там сделали только флюшку. Выбивала мазки по факту долгого безудержного кашля», — пишет Людмила.

«Я вчера заболела, сразу вызвала врача, приехали
с набором для взятия теста. Вторая поликлиника.
37,3 утром было. Легкая заложенность груди. После ухода врача через пару часов — 38,8», — сообщает Анастасия.

«У меня заболел ребенок, температура 37,6. Сказали, пусть приходит в поликлинику. Лечили 20 дней, сейчас выписали в школу с теми же симптомами. Даже антибиотик назначили. А тест не проводили», — недоумевает Ольга.

«У бабушки (73 года) двусторонняя пневмония. Дважды вызывали врача, даже направления на флюорографию не дали, пошла сама с температурой. Врач на дому послушал дважды и сказал: «Вы здоровы, все чисто». Сделали флюшку, оказалось — двусторонняя пневмония. Лечение назначено по телефону. Обещали в пятницу приехать взять тест, так и не приехали», — возмущена Ольга.

«Я сама за свои деньги сделала тест. Результат положительный. Поликлинике я не нужна без номера постановления Роспотребнадзора. Дозвониться туда невозможно. В поликлинике говорят, что они ничего сделать не могут, пока нет номера постановления», — сообщает другая Ольга.

Как пояснила нам начальник управления организации медпомощи и профилактики по Череповцу Людмила Дубовенко, порядок тестирования определяют два нормативных документа: постановление Роспотребнадзора и приказ департамента здравоохранения области.

Взятые мазки направляются по двум потокам. Первый — в лабораторию особо опасных инфекций Центра гигиены и эпидемиологии в Вологде. Второй — в бюджетные лаборатории, которые теперь проводят тесты без подтверждения в Вологде. Таких лабораторий в области три: в медсанчасти «Северсталь», в Вологодской городской поликлинике № 1 и в Великоустюгской ЦРБ.

«Тестируют на ковид без подтверждения результатов теперь и частные медицинские центры, — поясняет Людмила Сергеевна. — Единственное условие — они должны тестировать только здоровых людей. На сегодня это условие нарушается, тестируют и больных. Это происходит потому, что люди с симптомами ОРВИ идут сами делать тест, даже не имея для этого медицинских показаний, хотя должны сидеть дома и лечиться. При ухудшении состояния нужно вызвать врача на дом. Приедет бригада, и тест сделают бесплатно при наличии показаний».

В Центр гигиены и эпидемиологии, находящийся в Вологде, отправляют мазки, взятые у контактных лиц. У них анализы берут на 8-й и 10-й дни после контакта. Сюда же направляются тесты пациентов с внебольничной пневмонией и тесты людей старше 65 лет с ОРВИ. Диагноз «острая респираторная вирусная инфекция» ставит врач и берет мазок на ковид. И четвертая категория тестируемых — это люди, приехавшие из-за рубежа и заболевшие ОРВИ в течение 14 дней.

В бюджетных лабораториях тестируют медработников, которые имеют профриск заражения ковидом. Это сотрудники скорой помощи, моногоспиталей, ковидные бригады. Их тестируют каждые семь дней при отсутствии иммуноглобулинов Джи. Также здесь тестируют социальных работников перед выходом на рабочую вахту в специнтернаты, дома престарелых и инвалидов. И третья группа тестируемых — заболевшие ОРВИ до 65 лет.

«По приказу областного департамента здравоохранения в этой группе мы тестируем только людей, у которых есть четкий симптомокомплекс коронавирусной инфекции: в совокупности — отсутствие обоняния, температура выше 38 градусов и сухой кашель, — поясняет Людмила Дубовенко. — Если просто была один день температура или пропало обоняние, то таких не тестируем. Но за каждым больным ОРВИ идет наблюдение, которое позволяет нам выявить симптомокомплекс ковида и назначить антибиотикотерапию. Зачем нам нужны мазки? В первую очередь для того, чтобы определиться с госпитализацией пациента при средней и тяжелой степени заболевания при ухудшении состояния».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector