Massage86.ru

Медицинский журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Синдром раздражённого кишечника у детей

Синдром раздражённого кишечника у детей

Что такое Синдром раздражённого кишечника у детей —

Синдром раздражённого кишечника (СРК) у детей – это заболевание, что проявляется болями в животе в сочетании с измененным характером стула, также высока вероятность метеоризма.

Это заболевание может быть как с диареей, так и без, что влияет на выбор методов лечения.

Вебером и Мак Каллу являются авторами классификации, которая актуальна на сегодняшний день. Они выделяют такие формы синдрома раздраженного кишечника у ребенка:

— с преобладанием боли и метеоризма

— с преобладанием запоров

Форма СРК с преобладанием боли и метеоризма проявляется схваткообразной абдоминальной болью и вздутием живота (мете­оризмом). Форма с преобладанием запоров проявляется чередованием запоров и поносов, отсутствием испражнения на протяжении 3 суток и дольше, чувством неполного опорожнения кишки (при этом испражнения могут быть в виде ленты, овечьего кала, карандаша).

Форма СРК у детей с преобладанием диареи характеризуется неотложными позывами на дефекацию, жидким стулом 2-4 раза в сутки (в основном испражнение происходит после завтрака, кал в некоторых случаях с примесью слизи и остатков непереваренной пищи), в ночное время диареи нет.

Что провоцирует / Причины Синдрома раздражённого кишечника у детей:

Причины – психосоциальные стрессы и сенсомоторная дисфункция.

Симптомы Синдрома раздражённого кишечника у детей:

Для синдрома раздраженного кишечника у детей типичными являются изменчивость и много­образие жалоб, длительный анамнез. Ухудшение самочувствия зависит от психоэмоциональных факторов. В ночное время беспокоящих факторов нет. Также отмечают несоответствие между обилием жалоб и хорошим общим состоянием пациента. Данное заболевание не имеет тенденции к прогрессированию. В большинстве случаев боли появляются перед дефекацией, а сразу после нее проходят.

Типичный симптом СРК у детей – боли в животе или дис­комфорт, которые продолжаются на протяжении 3 месяцев или даже дольше, становятся менее выраженными после того, как ребенок сходил в туалет. Также меняется частота стула – он может быть как 3 раза в день, так и менее 3 раз в неделю. Форма стула также вне нормы (см. выше).

Дополнительные симптомы синдрома раздраженного кишечника:

— урчание или вздутие живота

— обильное выделение слизи

— ощущение неполного опорожнения прямой кишки

— затруднение акта дефекации

— чувство неполного опорожнения

— императивные позывы на дефекацию

Синдром раздражённого кишечника у детей

Нужно начать тревожиться, если у ребенка симптомы усиливаются ночью, если он беспричинно теряет массу тела. Также есть поводы для серьезного беспокойства, если единственным симптомом являются постоянные интенсивные боли. Отягощают ситуацию случаи заболевания раком толстой кишки в семье, гепато- и спленомегалия, лихорадка, лейкоцитоз в крови, наличие крови в кале, анемия, СОЭ выше нормы.

СРК у детей протекат благоприятно, но может отразиться на качестве жизни. Положительный момент в том, что симптомы не прогрессируют, и нет резкого ухудшения состояния. Но, если болезнь не лечить, могут быть органические расстройства желудочно-кишечного тракта.

Лечение Синдрома раздражённого кишечника у детей:

Чтобы вылечить синдром раздраженного кишечника, нужно устранить причину заболевания. Для этого необходима коррекция психоневрологического статуса. Лечение должно включать также лечение сопутствующих заболеваний, купирование (ликвидацию) или уменьшение клинических симптомов болезни, восстановление и поддержание качества жизни.

Лечение синдрома раздражённой кишки при боли в животе

Лечение не включает разработку специальной диеты. Следует исключить из рациона продукты, что приводят к абдоминальной боли, вызывающие газообразование и диспепсию. Список таких продуктов: шоколад, животные жиры, фасоль, горох, капуста, чечевица, чёрный хлеб, молоко, газированные напитки, кар­тофель, виноград, квас, изюм. Также в ограниченном количестве следует употреблять фрукты и овощи в свежем виде.

Если у ребенка метеоризм, следует принимать препараты, которые уменьшают газообразование в кишечнике. Эффективность доказали такие средства как эспумизан, метеоспазмил, панкреофлат (действующее вещество симетикон, как и в составе эспумизана), юни-шзим с МПС.

Для лечения функциональных заболеваний ЖКТ (в том числе синдрома раздраженного кишечника) необходима нормализация микрофлоры кишечника. Для этого корректируют питание и принимают пробиотики и пребиотики.

Лечение синдрома раздраженного кишечника с диареей

Из рациона нужно исключить продукты, которые организм плохо переносит, и которые приводят к газообразованию. Употребление свежих фруктов и овощей должно быть сведено к минимуму.

Что можно включать в рацион?

1. Супы на некрепких бульонах

2. Сухари из белого хлеба

3. Манная или рисовая каша

4. Рубленые котлеты (мясные, рыбные)

5. Отвар корок граната, чёрной смородины, черники

6. Кисели и желе из фруктов и ягод

7. Грушевый сок и груши

8. Чай (крепкозаваренный)

Рекомендуют такие лекарственные препараты:

6. Энтеросгель и пр.

Антидиарейные препараты следует принимать до исчезновения диареи, но менее 3 суток.

Для лечения СРК у детей применяют также Энтерол. Он содержит лечебные дрожжи, которые оказывают антитоксическое действие и повышают местный иммунитет, убивая патогенные микроорганизмы. Курс лечения им составляет от 7 до 10 суток.

Нормализировать микрофлору кишечника можно при помощи сухого бификтола, бифидумбактерина, лактобактерина, биоспорина, линекса, хилак форте.

Если есть патологические измене­ния в копрограмме, нужно провести коррекцию пищеварения. В большинстве случаев врачи прописывают панкреатин. Этот препарат принимают во время еды. Курс от 12 до 14 суток. Более старшим детям можно давать фестал, мезим форте и проч.

Также лечение синдрома раздраженного кишечника у детей включает нормализацию психоэмоционального состояния. Для этого ребенка нужно отвести к психологу или психотерапевту.

Лечение синдрома раздражённого кишечника с запорами

Как и при выше описанных формах заболевания, специальная диета не требуется. Питаться нужно от 5 до 6 раз в день, маленькими порциями. Из рациона удаляют продукты, вызывающие газообразование.

Рекомендуется питаться в том числе такими продуктами:

— све­жие и варёные овощи

— хлеб из муки грубого помола, с отрубями

Больному ребенку нужно пить как можно больше жидкости. Грудничкам, находящимся на искусственном вскармливании, врачи назначают смеси с послабляющим эффектом. Рекомендовано питание с включением фруктовых и овощных соков, пюре из чернослива. Позывы на дефекацию должны происходить ежесуточно в один и тот же час. Для того, чтобы добиться этого, утром натощак ребёнку нужно дать прохладную волу или сок. После завтрака нужно пытаться вызвать стул. Если эффекта нет, за 5-7 мин до дефекации следует вставить глицериновый суппозиторий.

При гипермоторной (спастической) дискинезии кишки детям старше 6 лет назначают миотропные спазмолитики. Эффективность доказал мебеверин. Его принимают за 20 минут до приема пищи. Также можно использовать дротаверин или папаверин. При гипомоторной дискинезии врачи прописывают энкефалинергические средства – тримебутин.

Для лечения необходимы слабительные средства. Чаще всего врачи прописывают больному ребенку препараты лактулозы. Они размягчают каловые массы, оказывают бифидогенный эффект. Принимать их можно даже грудничкам. Доза зависит от каждого конкретного случая.

Слабительные раздражающего действия принимать нельзя. Запрещены препараты на основе крушины, сены, ревеня, а также комбинированные слабительные.

Физиотерапия

При гипермоторной дискинезии у детей применяют озокеритовые, парафиновые, грязевые аппликации на живот, электрофорез новокаина, платифиллина, папаверина на живот. Показаны также синусоидально модулирован­ные токи, рефлексотерапия, ЛФК. Эффект оказывают и теплые слабоминерализированные воды, которые прописывает доктор (название и дозы).

Профилактика Синдрома раздражённого кишечника у детей:

Синдром раздражённого кишечника (СРК) предупредить нельзя. Но можно уменьшить симптомы или устранить причину.

1. Если ребенка беспокоят симптомы, связанные с ЖКТ, срочно отведите его к гастроэнтерологу. Он поставит точный диагноз.

2. Записывайте, что и когда ребенок ест, и как это отражается на его самочувствии и симптомах, связанных с желудочно-кишечным трактом. 2-3 недели нужно записывать количество, наименования съеденных ребенком продуктов, а также симптомы СРК, если они появились.

3. Составьте вместе с врачом индивидуальную диету для ребенка. Исключите продукты, которые активизируют симптомы СРК. Все они описаны выше. Не рекомендованы жирные продукты, напитки с содержанием кофеина, молочные продукты и т. д. Но каждый случай индивидуален. Некоторым детям могут подходить эти продукты (не вызывать непереносимости).

4. В некоторых случаях показана терапия по управлению стрессом – для детей школьного возраста и подростков. Применяют когнитивно-поведенческие терапии, гипноз и т. д. Но прибегайте только к помощи высококвалицифированных опытных специалистов, иначе большой риск попасть в руки к шарлатану, чьи действия могут не только не оказать положительного эффекта, но негативно скажутся на здоровье и психическом состоянии ребенка.

К каким докторам следует обращаться если у Вас Синдром раздражённого кишечника у детей:

Вас что-то беспокоит? Вы хотите узнать более детальную информацию о Синдрома раздражённого кишечника у детей, ее причинах, симптомах, методах лечения и профилактики, ходе течения болезни и соблюдении диеты после нее? Или же Вам необходим осмотр? Вы можете записаться на прием к доктору – клиника Eurolab всегда к Вашим услугам! Лучшие врачи осмотрят Вас, изучат внешние признаки и помогут определить болезнь по симптомам, проконсультируют Вас и окажут необходимую помощь и поставят диагноз. Вы также можете вызвать врача на дом. Клиника Eurolab открыта для Вас круглосуточно.

Как обратиться в клинику:
Телефон нашей клиники в Киеве: (+38 044) 206-20-00 (многоканальный). Секретарь клиники подберет Вам удобный день и час визита к врачу. Наши координаты и схема проезда указаны здесь. Посмотрите детальнее о всех услугах клиники на ее персональной странице.

Если Вами ранее были выполнены какие-либо исследования, обязательно возьмите их результаты на консультацию к врачу. Если исследования выполнены не были, мы сделаем все необходимое в нашей клинике или у наших коллег в других клиниках.

У Вас ? Необходимо очень тщательно подходить к состоянию Вашего здоровья в целом. Люди уделяют недостаточно внимания симптомам заболеваний и не осознают, что эти болезни могут быть жизненно опасными. Есть много болезней, которые по началу никак не проявляют себя в нашем организме, но в итоге оказывается, что, к сожалению, их уже лечить слишком поздно. Каждое заболевание имеет свои определенные признаки, характерные внешние проявления – так называемые симптомы болезни. Определение симптомов – первый шаг в диагностике заболеваний в целом. Для этого просто необходимо по несколько раз в год проходить обследование у врача, чтобы не только предотвратить страшную болезнь, но и поддерживать здоровый дух в теле и организме в целом.

Если Вы хотите задать вопрос врачу – воспользуйтесь разделом онлайн консультации, возможно Вы найдете там ответы на свои вопросы и прочитаете советы по уходу за собой. Если Вас интересуют отзывы о клиниках и врачах – попробуйте найти нужную Вам информацию в разделе Вся медицина. Также зарегистрируйтесь на медицинском портале Eurolab, чтобы быть постоянно в курсе последних новостей и обновлений информации на сайте, которые будут автоматически высылаться Вам на почту.

Диспанкреатизм и функциональное нарушение желудка у ребёнка в 8 лет

Функциональные гастроинтестинальные расстройства (ФГИР) в настоящее время рассматриваются как наиболее распространенная патология желудочно-кишечного тракта (ЖКТ), в основе которой лежат комбинированные морфологические и физиологические отклонения, связанные с висцеральной гиперчувствительностью, нарушениями моторики ЖКТ, защитного слизистого барьера, иммунной функции и состава кишечной микробиоты, а также расстройствами со стороны центральной нервной системы (ЦНС).

Изучением патофизиологии ФГИР, разработкой, совершенствованием и внедрением их классификации, диагностических критериев и практических алгоритмов ведения пациентов занимается международная группа экспертов. В мае 2016 года состоялась официальная презентация «Римских критериев- IV», которые определяют ФГИР как «расстройства взаимодействия «кишка–головной мозг» («ЖКТ-ЦНС») (disorders of gut-brain interaction) [1].

В последней редакции «Римских критериев» официальное признание получил синдром перекреста функциональных нарушений (overlap syndrome), т.е. возможность наличия у пациента одновременно нескольких функциональных нарушений и переход их из одной формы в другую, например сочетание СРК и ФД [1].

Практикующему врачу, с учетом многообразия клинической картины функциональных нарушений, приходится часто корректировать лечение в связи с меняющейся клинической картиной, в том числе при сочетанных функциональных нарушениях, например СРК+ФД, СРК + билиарная дисфункция, ФД + билиарная дисфункция, а также при смене клинического варианта СРК. Все это требует пересмотра подхода к терапии и заставляет врача постоянно изменять тактику лечения.

Соответственно актуальным является оптимизация лекарственной терапии, подразумевающая в лечебной тактике ФГИР приоритет применения препаратов, обладающих мультитаргетным эффектом, влияющим одновременно на несколько патогенетических звеньев этих заболеваний или же оказывающим благоприятное действие при наличии коморбидной патологии. К патогенетическим факторам ФГИР, которые можно считать доказанными в настоящее время, относятся нарушения моторики ЖКТ и висцеральная гиперчувствительность [2, 3].

Читать еще:  Что означают результаты биопсии и посоветуйте схему(лекарства) лечения

Одним из широко применяемых и хорошо изученных регуляторов моторики является тримебутин – универсальный регулятор моторики ЖКТ, который является полным агонистом всех трех типов периферических опиоидных рецепторов. Тримебутин – 2–(диметиламино)–2–фенилбутилэфир 3,4,5–триметоксибензойной кислоты – синтезирован Laboratoires Jouveinal (Франция) в 1969 г. По фармакологическому указателю тримебутин относится к группам «Спазмолитики миотропные» и «Стимуляторы моторики ЖКТ, в том числе рвотные средства». По АТХ – к группе «Препараты для лечения функциональных расстройств кишечника» и имеет код A03AA05.

Механизм действия тримебутина заключается в стимуляции периферических опиоидных (энкефалиновых) рецепторов (μ-, k-, δ-) на протяжении всего желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Связывание с k-рецепторами приводит к снижению мышечной активности, а связывание с μ- и δ-рецепторами вызывает ее стимуляцию. При этом препарат не оказывает влияние на другие рецепторы. Тримебутин оказывает прямое действие на гладкомышечные клетки через рецепторы на миоцитах и в ганглиях энтеральной нервной системы, имитируя действие энкефалинов [4, 5]. Описано воздействие Тримебутина на Na+ каналы, обуславливающие анестезирующее действие препарата и прямой спазмолитический эффект [6]. Тримебутин воздействует на антиноцицептивную систему организма с повышением порога болевой чувствительности, модификацией оценки боли, снижением чувствительности рецепторов к медиаторам воспаления. Более того, тримебутин обладает местным обезболивающим действием, которое в 17 раз превышает действие лидокаина [7]. Отмечено и влияние тримебутина на потенциал-зависимые Ca каналы: L-тип Ca++ каналов / BKca каналы, что объясняет его физиологичность: тримебутин поддерживает гомеостаз мышечной клетки в ЖКТ, за счет того, что ограничивает выход К+ из клетки [8].

Тримебутин стимулирует эвакуаторную функцию желудка, нормализует моторику кишечника, способствует купированию ощущения вздутия и дискомфорта, благоприятно действует как при гиперкинетических, так и при гипокинетических формах нарушений моторной деятельности ЖКТ [7, 8]. Действие тримебутина на висцеральные сенсорные афферентные нервы дополняет его благоприятный эффект при лечении функциональных заболеваний ЖКТ. Кроме того, тримебутин оказывает влияние и на гуморальную регуляцию моторики ЖКТ, активируя энтеральную нервную систему, способствуя высвобождению желудочно-кишечных гормонов – мотилина, вазоактивного интестинального пептида (ВИП), гастрина и глюкагона, обладающих прокинетическим потенциалом [4, 9, 10].

Таким образом, тримебутин является селективным желудочно-кишечным спазмолитиком с выраженной анастезирующей и прокинетической активностью. На протяжении многих лет тримебутин применяется в различных странах мира для лечения функциональных нарушений ЖКТ у взрослых и детей.

Эффективность тримебутина при лечении синдрома раздраженного кишечника (СРК) продемонстрирована в ряде мета-анализов [11–14] и обзоров [9, 15]. Тримебутин благоприятно действует как при гипокинетических, так и при гиперкинетических формах нарушений моторной деятельности кишечника. Тримебутин назначают по 100 – 200 мг 3 раза в сутки, перед едой (на курс 3–4 недели). У больных с СРК с преобладанием кишечной гипотонии исключительно эффективен тримебутин по 300 мг/сут, через 7 дней дозу увеличивают до 600 мг/сут. [9]. Модулирующий эффект тримебутина на моторику кишечника у больных СРК продемонстрирован в российском исследовании [10], в котором через 4 недели терапии препаратом тримебутином в суточной дозе 600 мг у пациентов с СРК с запорами частота стула увеличилась у 94 % больных, а у пациентов с СРК с диареей уменьшилась у 75 % больных. В рандомизированном исследовании, проведенном в Китае, включавшем пациентов с функциональной диспепсией и СРК с диареей, показана высокая эффективность тримебутина в коррекции диареи [16].

При проведении клинических исследований разные авторы относили тримебутин к различным фармакологическим группам, в зависимости от механизма влияния на ЖКТ. При изучении действия тримебутина на гиперкинетические расстройства моторики и выраженность абдоминальной боли исследователи относили препарат к группе спазмолитиков [12], а при изучении его влияния при гипокинетических расстройствах ЖКТ препарат расценивался как прокинетик [17]. Ретроспективное наблюдение в течение 4 лет за пациентами с СРК свидетельствует о наибольшей эффективности в лечении СРК тримебутина в комбинации с анксиолитиками и пробиотиками [18]. Эффективность тримебутина в лечении пациентов с хроническим запором: увеличение толстокишечного транзита и частоты стула – отмечена и в ряде других исследований [19–21].

В сравнительных исследованиях отмечена сравнимая клиническая эффективность тримебутина с другими спазмолитиками: пинаверия бромидом [22], мебеверином [23, 24] и феноверином [25] в лечении пациентов с СРК.

Тримебутин представляется препаратом выбора при сочетанной патологии – ФД и СРК как наиболее частой ассоциации нарушений моторики (желудок, двенадцатиперстная кишка, кишечник). Эффект тримебутина связан с восстановлением разных форм расстройств моторики желудочно-кишечного тракта (как верхних – желудок, двенадцатиперстная кишка, так и толстого кишечника) [26–29]. Ускорение опорожнения желудка в сочетании со снижением висцеральной гиперчувствительности позволяет тримебутину эффективно воздействовать и на симптомы ГЭРБ, что было продемонстрировано в греческом исследовании при лечении тримебутином пациентов с СРК и сопутствующей ГЭРБ [30]. В исследовании прокинетических эффектов тримебутина было показано ускорение эвакуации жидкости из желудка на 19 % и модулирующее действие тримебутина на электрическую активность ЖКТ [31].

В одном из первых исследований применения тримебутина при патологии билиарного тракта была отмечена его эффективность регуляции моторики и тонуса сфинктера Одди после холецистэктомии [32]. Дальнейшее исследование применения тримебутина в терапии пациентов с функциональными расстройствами билиарной системы подтвердило, что тримебутин эффективно купирует симптомы функциональных и диспепсических расстройств у большинства пациентов с дисфункциями желчного пузыря и сфинктера Одди [4, 33]. Четырехнедельный курс терапии тримебутином 200 мг 3 раза в день приводит к нормализации сократительной функции желчного пузыря у больных с функциональными расстройствами как гипомоторного, так и гипермоторного типа. Тримебутин оказывает спазмолитическое действие на сфинктер Одди у больных желчнокаменной болезнью, перенесших холецистэтомию, что подтверждается существенным уменьшением диаметра холедоха к завершению курсовой терапии у большинства пациентов. При этом тримебутин хорошо переносится больными, не оказывает побочных эффектов и не влияет на показатели клинического и биохимического анализа крови, что подтверждает его безопасность [4]. Исследование на здоровых пациентах показало отсутствие влияния на ЧСС и показатели автономной нервной системы [34].

Еще одним свидетельством безопасности тримебутина является и опыт его применения в педиатрической практике. Тримебутин в форме суспензии разрешен к применению с младенческого возраста, в таблетированной форме с 3-летнего возраста.

Согласно многочисленным обзорам [35, 36], применение тримебутина у детей с СРК высокоэффективно (имеет уровень доказательности В) и безопасно. В исследовании C. Dupont и соавт. [8] был показан достоверный положительный эффект применения тримебутина у детей с функциональными нарушениями моторики желудочно-кишечного тракта. В турецком исследовании [37] у 345 детей (4–18 лет) с СРК терапия тримебутином была эффективна у 94,9 % группы тримебутина по сравнению с 20,5 % группы сравнения, в которой использовались немедикаментозные методы (р <0,0001).

В российском сравнительном исследовании оценки эффективности терапии пробиотиками или препаратами, координирующими моторику кишечника, у детей с СРК наиболее выраженный эффект от купирования симптомов СРК был достигнут в группе комбинированной терапии (тримебутин + пробиотик) [38]. В другом российском исследовании у детей с СРК с запорами и нарушениями кишечного микробиоценоза применение тримебутина и пребиотика инулина с масляной кислотой эффективно способствовало улучшению состояния пациентов, нормализации состава кишечной микрофлоры и спектра короткоцепочечных жирных кислот [39].

Эффективность и безопасность тримебутина в педиатрической практике при лечении СРК и других функциональных нарушениях ЖКТ отмечена и в других отечественных исследованиях [40–43]. Применение тримебутина у детей с атопическим дерматитом в составе комплексной терапии функциональных нарушений моторики органов пищеварения повышает общую эффективность лечения атопического дерматита [44]. Обосновано применение тримебутина для лечения пациентов детского и подросткового возраста с ГЭРБ [45], функциональными расстройствами желчного пузыря и сфинктера Одди [46], хроническим панкреатитом [47].

С 2001 года на российском фармацевтическом рынке отсутствует оригинальный препарат тримебутина (Debridat®), и единственным препаратом тримебутина долгое время был генерический препарат Тримедат®. В мае 2016 года на российском фармацевтическом рынке появился еще один препарат тримебутина – Необутин®. Как видно из представленного выше обзора, тримебутин может решать сразу несколько проблем пациентов, страдающих заболеваниями желудочно-кишечного тракта: устранение боли и спазмов, нормализация моторики ЖКТ. Тримебутин незаменим при функциональных нарушениях ЖКТ, сопровождающихся болями и коликами в брюшной полости, спазмами кишечника, метеоризмом, диареей и/или запором, а также моторными расстройствами. Лекарственный препарат может применяется при ГЭРБ, помогает устранять диспепсические расстройства при гастродуоденальных заболеваниях, патологии билиарного тракта, назначается в случаях послеоперационной паралитической кишечной непроходимости, а также во время подготовки к рентгенологическому и эндоскопическому исследованиям ЖКТ.

Тримебутин (Необутин®, Тримедат®) выпускается в таблетированной форме с дозировкой 100 и 200 мг. Препарат принимается внутрь до приёма пищи. Взрослым и детям старше 12 лет препарат назначается по 100–200 мг 3 раза в сутки. Эффект от препарата наступает сразу же, однако курс лечения во всех случаях составляет четыре недели. Для предотвращения рецидива тримебутин целесообразно использовать до 12 недель. В педиатрической практике удобнее пользоваться таблетками тримебутина 100 мг: рекомендуемая доза для детей от 5 до 12 лет – 50 мг 3 раза в сут., детям с 3 до 5 лет назначается по 25 мг 3 раза в сут.

Наличие на российском фармацевтическом рынке препаратов тримебутина (Необутин® и Тримедат®) повышает доступность эффективной и безопасной терапии функциональных гастроинтестинальных расстройств у взрослых пациентов и в педиатрической практике.

Восстановление моторики при функциональных расстройствах ЖКТ у детей

— Я с удовольствием предаю слово профессору Эрдес Светлане Ильиничне. Она познакомит нас с такой темой как восстановление моторики при функциональных расстройствах ЖКТ у детей. Пожалуйста, Светлана Ильинична.

Светлана Ильинична Эрдес, профессор:

— Благодарю вас за внимание. Теперь уже логично обсудить особенности моторных нарушений в педиатрической практике и те возможные подходы к их коррекции, которые на сегодняшний день целесообразно обсуждать.

Я хотела бы, прежде всего, напомнить уважаемым слушателям и зрителям, что и в педиатрической практике мы сегодня работаем в рамках Третьих Римских критериев, Третьего консенсуса. Существует педиатрический отдел классификации функциональных расстройств. Он, в свою очередь, также подразделяется на два раздела, две группы.

Это функциональные расстройства, свойственные младенцам и детям до 4-летнего возраста, где вы можете видеть расстройства моторики, характерные для различных отделов ЖКТ. Регургитация, младенческий руминационный синдром, синдром циклической рвоты, младенческая колика (аналог абдоминальных болевых расстройств), диарейные расстройства, функциональные запоры.

То, что было привнесено нового именно в третьей редакции, это разделение на две возрастные группы, вторая из которых предполагает расстройства, характерные для детей старшей возрастной группы. Они подразделяются на несколько разделов. Первый из них называется «Рвота и аэрофагия». Второй относится к запору и недержанию кала. Третий подраздел функциональных расстройств у детей старшего возраста – это функциональные пищеварительные расстройства, связанные с абдоминальной болью.

Вы можете здесь видеть такие градации, как функциональная диспепсия, синдром раздраженного кишечника, абдоминальная мигрень, детская функциональная абдоминальная боль.

Надо сказать, что такая попытка разделения функциональных расстройств, безусловно, оправдана, о чем свидетельствует практика последних лет работы. Учет критериев функциональных расстройств именно в рамках третьей редакции представляется определенным позитивным шагом по сравнению с предыдущими редакциями и безусловным шагом вперед.

Рассматривая клинические варианты функциональной диспепсии, нельзя не упомянуть об очень широкомасштабном исследовании Граингера, которое охватило практически 4 тысячи пациентов. В рамках различных комбинаций были выделены, в том числе, и варианты функциональных диспепсий, характеризующиеся разнообразными моторными нарушениями.

Я обращаю внимание слушателей, наших коллег, на то, что практически 57% функциональных расстройств, функциональных диспепсий протекали с нарушениями моторики. Это был чисто дискинетический вариант или дискинезия, характеризующаяся с другими вариантами функционально-диспептических расстройств.

Вообще говоря, у функциональных нарушений, которые протекают с синдромом абдоминальной боли, следует упомянуть, что это синтетическое понятие, синтетическое определение. Клинические проявления абдоминальной боли могут иметь и сопредельные состояния. Это следует всегда иметь в виду, ставя диагноз функционального запора, функциональной диареи.

Безусловно, очень важное разграничение (в том числе и в педиатрической практике) с теми состояниями, которые мы определяем в рамках синдрома раздраженного кишечника.

Говоря о синдроме раздраженного кишечника, прежде всего, позволю себе упомянуть о тех критериях, которые используются в терапевтической практике, во взрослой гастроэнтерологии, и о том, что в данном случае мы говорим о ведущем значении рецидивирующей абдоминальной боли или дискомфорте. Он наличествует с определенной кратностью в течение последних трех месяцев. Согласно определению, он должен ассоциироваться с другими признаками: его изменение, модификация этого симптома в связи с дефекациями и изменение характера стула.

Читать еще:  Высокий IgG на отдельные продукты питания при отсутствии IgE

Следует сказать, что критерии синдрома СРК претерпели попытки определенных модификаций именно применительно к работе педиатров. Согласно мнению известного педиатра-гастроэнтеролога, профессора Щербакова, критерии СРК у детей должны иметь некоторые отличия. Он полагает, что это временной критерий, когда абдоминальный дискомфорт в сочетании с обсужденными нами признаками должен наличествовать в течение 12-ти, но не обязательно, последовательных недель за последний год.

Мы считаем это целесообразным и правомочным, исходя из особенностей детской ноцецепции, из особенностей детских клинических проявлений и сложности трактовки тех или иных проявлений. В особенности в рамках синдрома раздраженного кишечника.

Нельзя не упомянуть еще об одной особенности СРК. На сегодняшний день это достаточно широко обсуждаемая проблема. Проблема взаимосвязи и возможности развития СРК после перенесенных острых кишечных инфекций. Об этом свидетельствуют данные зарубежных и отечественных авторов.

В этой связи представляется важным обсуждение тех факторов риска, которые могут привести к развитию так называемого постинфекционного СРК. Именно: наличие длительного диарейного периода в течение острой кишечной инфекции и отсутствие рвоты (также при острой кишечной инфекции).

Рассматривая концептуальную модель возможности развития постинфекционного синдрома раздраженного кишечника, следует сказать, что в этой ситуации большое значение приобретает под действием триггерных, инфекционных и островоспалительных факторов развитие повреждающего воздействия данного фактора на сенсорные и моторные функции.

В этой связи я хотела бы обратить внимание аудитории, что под действием инфекционных факторов запускается определенный каскад, который приводит и может приводить как к инициации повышенной сократительной функции кишечника, так и, напротив, к гипомоторным расстройствам.

Следующая позиция, о которой я бы считала необходимым говорить в рамках функциональных расстройств третьего пересмотра, это проблема функциональных запоров. Здесь, безусловно, также присутствует целый ряд особенностей, которые представляются нам весьма важными. Это обсуждалось уже неоднократно и в наших лекциях в том числе.

В данном случае следует ориентироваться не только на урежение кратности дефекаций, но и на те признаки, которые рекомендуется учитывать в рамках третьего пересмотра.

Обращаю ваше внимание, что обязательным и важным с точки зрения постановки диагноза функционального запора является и учет других признаков, а именно – в том случае, если недостаточно критериев для постановки диагноза СРК.

Еще раз обращаю внимание аудитории на то, что и зарубежные публикации свидетельствуют: учет других признаков (натуживание, затруднения при дефекации) является не менее важным для учета и постановки диагноза функциональных запоров. Это правомочно применительно и для педиатрической практики, о чем свидетельствуют и популяционные исследования. В частности, проведенные на российском материале – на базе Первого московского университета, где проводилась данная работа.

Говоря о проблеме функциональных запоров, следует выделить несколько основных патогенетических механизмов их реализации. Это наличие нарушенного кишечного транзита и наличие нарушения содружественной работы тазовых мышц.

На сегодняшний день выделяют так называемые проктогенные механизмы формирования запоров и кологенные. Они, в свою очередь, могут характеризоваться гипермоторными нарушениями со спазмом отдельных участков и гипомоторными нарушениями с недостаточным ответом кишечника на те или иные раздражения. В том числе и на механические.

Следует сказать, что подавляющее большинство исследований, имеющихся на сегодняшний день, свидетельствуют, что, как правило, функциональные запоры носят сочетанный характер. Меньшая часть пациентов имеет исключительно нарушения содружественной работы тазовых мышц и изолированный медленный транзит.

Все-таки мы склоняемся к тому, что очень большая часть пациентов имеет нарушения и того и другого механизма. Хотя на сегодняшний день бытует представление, что расстройство моторики, расстройство кишечного транзита более свойственны детям старшего и подросткового возраста. В то время как патология мышц тазового дна является в большей степени, если так можно выразиться, уделом запоров у детей раннего возраста.

Но нам представляется, что данный факт требует дальнейшего исследования и изучения. Только основываясь на предпринятых исследованиях, можно реально составить представление о том, какие механизмы участвуют в реализации данной проблемы. В том числе и у детей.

Является ли это важным? Да, безусловно, поскольку это определяет особенности терапевтических подходов. Я имею в виду терапевтические подходы в самом широком смысле этого слова, не только медикаментозные подходы, поскольку решение проблемы функциональных запоров – это проблема очень всеобъемлющая. Она должна отнюдь не ограничиваться только поиском эффективных медикаментозных средств.

Основными направлениями купирования абдоминального болевого синдрома, работы с пациентами с разнообразными функциональными расстройствами – это нормализация моторных нарушений, висцеральной чувствительности (ее снижение у части пациентов). Это коррекция механизмов восприятия болевых ощущений.

Следует еще раз вернуться к обсуждению особенностей тримебутина, свойством которого является спазмолитический эффект, в частности основанный на неселективном воздействии на различные интестинальные опиоидные рецепторы. Влияние на так называемую третью фазу мигрирующего моторного комплекса, а также влияние на висцеральную афферентную иннервацию.

Механизм регулирующего действия посредством влияния через опиоидные рецепторы представляется как сочетанное спазмолитическое и одновременно прокинетическое действие с точки зрения нормализации спазма и гипермоторики, если таковая имеется. Либо, напротив, регулирующее и нормализующее влияние на расстройства моторики в случае преобладания гипомоторных нарушений и наличия атонии отдельных участков кишечника.

Несколько слов по поводу мигрирующего миоэлектрического комплекса. Принято считать, что он образовывается в желудке и тонком кишечнике в межпищеварительный период, занимая 90-120 минут у человека, и имеет определенные фазы.

Фаза покоя. Занимает приблизительно половину от общей продолжительности. Фаза нерегулярной активности. Когда имеется увеличение интенсивности отдельных потенциалов, однако они регистрируются не на каждой медленной волне. Наконец, третья фаза, о которой мы говорим. Это фаза так называемой регулярной или ритмической активности, когда регистрируется стабильное появление высокоамплитудных потенциалов действия на каждой медленной волне.

Действие препарата тримебутин представляется именно как действие на третью фазу мигрирующего миоэлектрического комплекса, возникающего в тонком кишечнике. Он, собственно, и обеспечивает продвижение содержимого по тонкой кишке в толстую кишку в межпищеварительном периоде, очищая эпителий от остатков пищи, пищеварительных соков, слущенных клеток. Отсюда его образное название – «housekeeper» тонкого кишечника.

Следующая грань воздействия тримебутина – это его воздействие на висцеральную чувствительность слизистой оболочки ЖКТ с точки зрения повышения порога болевой чувствительности и модификации оценки боли.

Есть указания, что данный препарат обладает свойством оказывать достаточно мощное анальгетическое действие на уроне прерывания болевой рефлекторной дуги, обеспечиваемой энкефалинами.

Теперь о тех исследованиях, которыми мы на сегодняшний день располагаем в педиатрической практике. Это оценка эффективности данного препарата у детей с функциональными диспептическими расстройствами, характеризовавшимися абдоминальным болевым синдромом и нарушением работы кишечника.

Согласно исследованию Дюпонта было показано, что на фоне применения данного препарата отмечено достоверное снижение количества пациентов с болями в животе. У подавляющего большинства случаев наблюдения была зарегистрирована нормализация стула.

Следующее исследование касается возможности применения данного препарата в лечении так называемой псевдонепроходимости кишечника у детей. Пусть вам не покажется удивительной малочисленность, но это достаточно сложная и тяжелая патология. Данное клиническое наблюдение нам представляется весьма ценным.

Это были пациенты с псевдонепроходимостью и с полным отсутствием регистрации мигрирующего моторного комплекса в трех случаях. На фоне лечения данным препаратом путем внутривенного введения (за рубежом такая форма также используется) у четырех пациентов была зарегистрирована активность, схожая с фазой III мигрирующего миоэлектрического комплекса. У двух появились клинические признаки перистальтики, отсутствующие до введения.

Эффективность препарата у детей с СРК. Через 8 дней приема у подавляющего большинства пациентов было отмечено достоверное снижение болевого синдрома и уменьшение числа дефекаций у детей, у которых СРК протекал с диареей.

Следует сказать, что данный препарат демонстрирует свою эффективность с точки зрения купирования абдоминального синдрома и с точки зрения нормализации моторики. Имеются подтверждения эффективности данного препарата и в отечественной медицинской литературе. Данное исследование демонстрирует эффективность препарата у детей с функциональной диспепсией по критериям купирования болевого синдрома и клинических поражений, характерных для поражения верхних отделов ЖКТ.

Обращаю ваше внимание, что в педиатрической практике показанием к применению являются диспептические расстройства, связанные, прежде всего, с расстройством моторики ЖКТ. Имеется детская форма, которая разрешена и зарегистрирована в России для применения у детей, начиная с трехлетнего возраста. До пяти лет рекомендуется прием по 20 – 25 мг трижды в сутки.

Для детской формы, которая содержит 100 мг препарата, имеются две разделительные риски, что делает удобным его использование. У детей с 5 до 12 лет рекомендован прием по 50 мг трижды в сутки. Наконец, дети подросткового возраста (12-тилетнего возраста) – прием дозы 100 – 200 мг трижды в сутки.

Возвращаясь к обсуждению проблемы функциональных расстройств, нельзя обойти и упоминание о том, что, в первую очередь, применительно к педиатрическим контингентам нам представляется крайне важным и актуальным обсуждение важности вопросов нормализации питания, потребления достаточного количества волокон, коррекция поведенческих расстройств, формирование правильных стереотипов на дефекацию.

Только в случае неэффективности немедикаментозных моментов следует обсуждать целесообразность назначения медикаментозного лечения.

Коррекция функциональных нарушений желудочно-кишечного тракта у детей первого года жизни

Опубликовано в журнале:
«ПРАКТИКА ПЕДИАТРА»; ноябрь-декабрь; 2015; стр. 59-65. О.А. Горячева, к. м. н., Э.И. Алиева, д. м. н., Л.Н. Цветкова, д. м. н., ГБУЗ «Морозовская ДГКБ», ГОУ ВПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава РФ, г. Москва

Ключевые слова: функциональные нарушения, синдром колик, функциональные запоры, диетотерапия.
Key words: functional disorders, intestinal colics, constipations, nutritional therapy.

Согласно широко распространенному определению функциональных нарушений (ФН) по D.A. Drossman (1994), они представляют собой «разнообразную комбинацию гастроинтестинальных симптомов без структурных или биохимических нарушений». Наиболее емким и приемлемым определением все-таки можно считать «нарушения функций органа, причины которых лежат вне пораженного органа и связаны с измененной регуляцией нарушенной функции» [1].

Функциональные нарушения желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) представляют одну из наиболее широко распространенных проблем среди детей первых месяцев жизни [2]. Отличительной особенностью данных состояний является появление клинических симптомов при отсутствии каких-либо органических изменений со стороны ЖКТ (структурных аномалий, воспалительных изменений, инфекций или опухолей) и метаболических отклонений. При функциональных нарушениях ЖКТ могут изменяться моторная функция, переваривание и всасывание пищевых веществ, а также состав кишечной микрофлоры и активность иммунной системы [3-5]. Причины функциональных расстройств часто лежат вне пораженного органа и обусловлены нарушением нервной и гуморальной регуляции деятельности пищеварительного тракта.

Последняя классификация функциональных нарушений органов пищеварения у детей в нашей стране была принята в 2004 году на XI Конгрессе детских гастроэнтерологов России (Москва) в рамках «Рабочего протокола диагностики и лечения функциональных нарушений органов пищеварения у детей». Основой для данной классификации послужила классификация, предложенная педиатрической группой экспертов, работавших в рамках проекта «Римские критерии II».

Рабочая классификация функциональных заболеваний органов пищеварения у детей (XI Конгресс детских гастроэнтерологов России, Москва, 2004)

1. Функциональные расстройства, проявляющиеся рвотой:

2. Функциональные расстройства, проявляющиеся болью:

3. Функциональные расстройства дефекации:

4. Функциональные расстройства билиарного тракта:

5. Сочетанные функциональные заболевания.

В соответствии с Римскими критериями

III, предложенными Комитетом по изучению функциональных расстройств у детей и Международной рабочей группой по разработке критериев функциональных расстройств в 2006 году [6], к функциональным нарушениям ЖКТ у младенцев и детей второго года жизни относят следующее:

G1. Срыгивание у младенцев.
G2. Синдром руминации у младенцев.
G3. Синдром циклической рвоты.
G4. Колики новорожденных.
G5. Функциональная диарея.
G6. Болезненность и затруднения дефекации (дисхезия) у младенцев.
G7. Функциональные запоры.

Причины функциональных нарушений ЖКТ можно разделить на две группы: связанные с матерью и связанные с ребенком.

1. Причины, связанные с матерью:

2. Причины, связанные с ребенком, заключаются в:

Срыгивание у младенцев — самопроизвольный заброс желудочного содержимого в пищевод и ротовую полость, расценивающийся как физиологическое состояние, если имеет редкий, необильный характер и возникает не позже одного часа после кормления. Считается патологическим, если наблюдается более 2 раз в сутки, возникает через час и позднее после еды и носит обильный характер.

Частота встречаемости срыгиваний — от 18 до 50%. Чаще всего срыгивания не требуют медикаментозной коррекции и по мере взросления ребенка, его вертикализации и введения прикорма и более густой пищи купируются.

Синдром руминации у младенцев — повторяющиеся периодические приступы сокращения мышц брюшного пресса, диафрагмы и языка, приводящие к забросу желудочного содержимого в ротовую полость, где оно вновь пережевывается и проглатывается. Характерно начало в возрасте 3-8 месяцев и отсутствие эффекта от изменения характера питания и типа вскармливания (перевод на кормление через соску или гастростому — по показаниям). Может являться симптомом депривации или признаком тяжелого органического поражения центральной нервной системы.

Читать еще:  В желудке булькает вода

Это редкое расстройство встречается в основном у мальчиков, обычно возникая в возрасте 3-14 месяцев жизни. Оно может приводить к смертельному исходу; по некоторым данным, до 25% детей с руминацией погибают. Дифференциальный диагноз должен включать врожденные пороки ЖКТ и особенно пилороспазм.

Синдром циклической рвоты — остро возникающие приступы тошноты и рвоты, продолжительностью от нескольких часов до нескольких дней, перемежающиеся с бессимптомными периодами, длящимися в течение недель-месяцев. Может иметь хроническое течение с продолжительностью симптомов не менее 3 месяцев (или с перерывами суммарно 3 месяца в течение года). Встречается в основном у детей старше 3 лет и требует тщательного неврологического обследования.

Колики новорожденных (младенческие колики) — часто встречающееся функциональное расстройство ЖКТ у детей грудного возраста. Это эпизоды болезненного плача и беспокойства ребенка, которые занимают не менее 3 часов в день, возникают не реже 3 раз в неделю.

Обычно их дебют приходится на 2-3 недели жизни, достигают кульминации на втором месяце, постепенно исчезая после 3-4 месяцев. Наиболее типичное время для кишечных колик — вечерние часы. Приступы плача возникают и заканчиваются внезапно, без каких-либо внешних провоцирующих причин [7].

Частота кишечных колик, по разным данным, составляет от 20 до 70% [7, 8]. Несмотря на длительный период изучения, этиология кишечных колик остается не вполне ясной.

Для кишечных колик характерен резкий болезненный плач, сопровождающийся покраснением лица, ребенок принимает вынужденное положение, прижав ножки к животу, возникают трудности с отхождением газов и стула. Заметное облегчение наступает после дефекации.

На возникновение младенческой колики не влияет характер вскармливания ребенка. По некоторым данным, у части детей с младенческой коликой выявляется аллергия на белок коровьего молока, что требует соответствующей диетотерапии.

Функциональная диарея — диарея, не связанная с каким-либо органическим поражением органов пищеварения и не сопровождающаяся болевым синдромом. У детей раннего возраста диареей считается объем стула более 15 г на кг массы тела в сутки. Требует коррекции питания и профилактики обезвоживания.

Болезненность и затруднения дефекации (дисхезия) у младенцев — часто встречается у детей первых 2-3 месяцев жизни и проходит к 6 месяцам. Проявляется криком и плачем ребенка в течение 20-30 минут несколько раз в сутки. При этом наблюдается резкое покраснение лица ребенка (так называемый «синдром пурпурного лица»). Характерно для дисхезий то, что ребенок успокаивается сразу после дефекации и кал при этом мягкий и без примесей крови.

Если у ребенка первого полугодия жизни наблюдается напряжение и крик в течение по крайней мере 10 минут перед обычными испражнениями и отсутствуют другие проблемы со здоровьем, уместно диагностировать младенческую дисхезию. Диагностике помогает изучение анамнеза, выяснение диеты, физикальное обследование с пальцевым ректальным исследованием (для исключения аноректальных аномалий), оценка физического развития.

С целью профилактики показано рациональное вскармливание и при необходимости лечебное питание.

Функциональные запоры — относятся к числу распространенных нарушений функции кишечника и выявляются у 20-35% детей первого года жизни.

Под запорами понимают увеличение интервалов между актами дефекации по сравнению с индивидуальной физиологической нормой более 36 часов и/или систематически неполное опорожнение кишечника.

Частота стула у детей считается нормальной, если в возрасте от 0 до 4 месяцев происходит от 7 до 1 акта дефекации в сутки, от 4 месяцев до 2 лет — от 3 до 1 опорожнения кишечника.

В механизме развития запоров у грудных детей велика роль дискинезии толстой кишки. Наиболее частой причиной возникновения запоров у детей первого года жизни являются алиментарные нарушения.

Лечение детей грудного возраста с функциональными нарушениями ЖКТ является комплексным [4, 9] и включает ряд последовательных этапов, которыми являются:

Ведущая роль в лечении функциональных нарушений ЖКТ у детей принадлежит лечебному питанию. Назначение диетотерапии прежде всего зависит от вида вскармливания ребенка.

1. При естественном вскармливании в первую очередь необходимо создать спокойную обстановку для кормящей матери, направленную на сохранение лактации. Из питания матери исключают продукты, повышающие газообразование в кишечнике, вызывающие аллергические реакции и богатые экстрактивными веществами (мясные и рыбные бульоны, лук, чеснок, консервы, маринады, соленья, колбасные изделия).

Необходимо избегать перекорма ребенка, особенно при свободном вскармливании. Режим и объем питания должны соответствовать возрасту.

Также необходим контроль за правильной тактикой кормления, так как аэрофагию способен вызвать всего лишь неправильный захват ребенком соска матери.

2. При искусственном — необходимо помнить, что смесь должна соответствовать не только возрасту, но и функциональным особенностям ребенка и его желудочнокишечного тракта. Так, при синдромах верхней диспепсии целесообразно употребление антирефлюксных смесей, вязкость которых повышается за счет введения в их состав специализированных загустителей [9-12].

При наличии колик и запоров необходимо проводить коррекцию микробиоценоза кишечника, с целью чего лучше использовать смеси с пребиотическим эффектом: на сывороточной, а не казеиновой основе, низколактозные. С лечебной целью показано использование смесей, обогащенных пробиотиками [13].

В настоящее время на рынке представлено множество лечебных смесей, рекомендуемых для коррекции функциональных нарушений ЖКТ, но в отличие от других смесей класса «Комфорт» Симилак Комфорт обладает рядом преимуществ.

— Содержит пре- и пробиотики.
Пребиотики способствуют нормализации пассажа по ЖКТ и, являясь по своей природе углеводами, не перевариваемыми в верхних отделах ЖКТ, избирательно стимулируют рост и метаболическую активность микрофлоры кишечника. Пребиотиками, вводимыми в состав детских смесей, являются олигосахариды (галакто- и фруктоолигосахариды), а также инулин и лактулоза. По результатам исследований, дополнение детских смесей олигосахаридами способствует более мягкому стулу у детей — повышает влажность фекалий и их осмотическое давление [15]. Кроме того, дополнение смеси олигосахаридами ведет к увеличению количества бифидо- и лактобактерий и, соответственно, усилению синтеза короткоцепочечных жирных кислот, способствующих повышению моторики толстой кишки.

— Не содержит пальмовое масло.
Исключение из состава заменителя грудного молока пальмового масла / пальмового олеина, источника пальмитиновой кислоты, будет способствовать улучшению характеристик стула, формированию более мягкого и частого стула, а также повышать ретенцию кальция и сохранять энергетическую составляющую смеси.

Доказано, что эфирные связи, соединяющие пальмитиновую кислоту с остовом молекулы глицерола в краевых положениях, легко гидролизуются панкреатической липазой в кишечнике. Высвобожденная пальмитиновая кислота образует нерастворимые соединения с ионами кальция — кальциевые мыла, которые не всасываются в кишечнике, а выводятся со стулом, меняя его характеристики: стул становится более плотным и опорожнение кишки происходит с меньшей частотой. Кроме того, вместе с нерастворимыми кальциевыми мылами организм теряет как кальций, так и пальмитиновую кислоту, которая наряду с другими жирными кислотами является основным источником энергии для ребенка первого года жизни [14]. В ряде исследований было показано, что смеси без пальмового олеина способствуют формированию мягкого стула у младенцев [15].

— Содержит меньше лактозы по сравнению с другими производителями смесей данного вида.
Позволяет снизить риск развития лактазной недостаточности и усиления колик.

— Содержит частичный гидролизат сывороточного белка.
В ряде исследований было показано, что содержащие пробиотики смеси на основе частично гидролизованного белка способствуют формированию мягкого стула у младенцев [16]. При отсутствии эффекта от диетотерапии показана медикаментозная коррекция препаратами, стимулирующими работу кишечника, улучшающими или замедляющими моторику (например, прокинетиками), сорбентами, пеногасителями, ферментами.

Диспанкреатизм и функциональное нарушение желудка у ребёнка в 8 лет

В неонатальном периоде система пищеварения является особенно уязвимой, так как резкий переход от гемотрофного питания, имеющего место во внутриутробном периоде, к энтеральному после рождения, а также быстрое заселение желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) бактериями, грибами и вирусами, при неустойчивом состоянии резистентности организма новорождённого, создаёт благоприятную почву для её повреждения. Анализ литературных данных показал, что, несмотря на актуальность проблемы, имеются лишь отдельные исследования, посвященные заболеваниям желудочно-кишечного тракта у новорожденных детей. Целый ряд работ отражает вопросы дисбиоза у доношенных новорожденных, но практически нет работ, посвященных острым кишечным инфекциям у новорожденных детей. При этом в структуре младенческой смертности среди инфекционных больных кишечные инфекции составляют от 50 до 70 % [1, 4].

Совершенствование системы выхаживания недоношенных детей повысило не только выживаемость таких детей, но и увеличило группу риска по развитию тяжелых заболеваний со стороны ЖКТ [3] и число детей с функциональными поражениями данной системы. Срыгивания и рвоты осложняют адаптацию от 20 до 67 % новорождённых и свидетельствуют об имеющихся гастроинтестинальных нарушениях, сформированных уже в неонатальном периоде [8].

Врожденные пороки развития не имеют тенденции к снижению в последние годы. Сохраняется высокая популяционная частота пороков у новорожденных от 2,5 до 4,5 %. В структуре врожденных пороков развития аномалии пищеварительного тракта занимают ведущее место, составляя 21,7 % — 25 % от всех пороков [6].

По определению Farrugia, M. K. (2003), некротизирующий энтероколит (НЭК) и перфорации желудочно-кишечного тракта у новорожденных относятся к заболеваниям, которые носят катастрофический характер. Среди доношенных новорожденных энтероколит формируется у детей на фоне снижения иммунитета, при этом происходит активация собственной условно-патогенной микрофлоры организма, что в свою очередь приводит к формированию локального инфекционного процесса, а при прогрессировании -генерализированной формы с развитием дополнительных очагов эндо- и экзогенной инфекции и суперинфекции различной локализации [2]. У недоношенных новорожденных некротизирующий энтероколит (НЭК) и перфорации желудочно-кишечного тракта являются наиболее тяжелым и угрожающим жизни заболеванием. Летальность при данной патологии составляет 40-80 % и достигает 100 % у пациентов с наиболее тяжелыми формами заболевания и сопутствующими патологическими состояниями [5]. В последние годы же отмечается отчетливая тенденция к увеличению числа случаев НЭК и перфораций желудочно-кишечного тракта у новорожденных [10]. В качестве ведущего механизма патогенеза НЭК рассматривается нарушение кровоснабжения кишечника, которое приводит к ишемии и воспалению. Недоношенные новорожденные с очень низкой и экстремально низкой массой тела при рождении, подвергшиеся хронической внутриутробной гипоксии, составляют группу пациентов с исходно высоким риском возникновения НЭК.

Таким образом, заболевания желудочно-кишечного тракта у новорожденных представляют собой гетерогенную группу, различны по структуре, течению, осложнениям и исходам в зависимости от сроков гестации, недостаточно изучены на сегодняшний день, что определяет актуальность исследования.

Цель исследования — изучение структуры заболеваний желудочно-кишечного тракта в зависимости от сроков гестации.

Материалы и методы исследования

В исследование были включены 403 новорожденных ребенка, 202 — доношенных и 201 недоношенный ребенок, из которых 138 детейс очень низкой массой тела (ОНМТ), и 63 — с экстремально низкой массой тела (ЭНМТ) при рождении. Средний гестационный возраст детей в группе с ОНМТ составил 31±0,5 недель, в группе детей с ЭНМТ 26,5±0,1 (р<0,001). Исследования проводились на базе специализированных отделений патологии новорожденных детей в ГБУЗ «Краевая детская клиническая больница №1» г. Владивостока.

Всем детям проводилось клиническое, лабораторное обследование. Диагнозы заболеваний устанавливались по стандартной методике.

Статистическую обработку материала выполняли с помощью специализированных пакетов прикладных программ для исследований («Excel-2007» и «Statstica 6.0» forWindows).

Результаты исследования и их обсуждение

Нарушения функций и болезни желудочно-кишечного тракта занимают одно из ведущих мест в заболеваемости у детей. Сложным на сегодняшний день является положение с учетом и оценкой структуры данных нозологических форм, так как они не представлены в специальных учетных формах, и отдельные регистры болезней желудка и кишечника только начинают формироваться.

Согласно полученным данным, характер поражения желудочно-кишечного тракта у новорожденных отличался в зависимости от сроков гестации.

У доношенных детей с синдромом диспепсии, госпитализированных в инфекционное отделение патологии новорожденных, преобладали острые кишечные инфекции (ОКИ) (74,4 %). По этиологическому фактору, согласно полученным данным, преобладали моноинфекции — более 70 % случаев. Наиболее часто регистрировались ОКИ бактериальной этиологии (71 %): энтеробактерии, цитробактер, золотистый стафилококк, протей; реже вирусной (ротавирусной) этиологии — 29,0 %, при этом роль ротавируса в возникновении ОКИ усилилась в последние 2 года. В структуре смешанных форм кишечных инфекций одинаково часто встречались вирусно-бактериальная и бактериально-бактериальная ассоциации (табл.1).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector